Добро пожаловать на сайт poznayki.ru!
Меню

Народная мудрость

Из ошибки извлеки пользу.

Интересный факт

Самка таракана способна за год отложить более двух миллионов яиц. Кроме того, таракан может девять дней жить без головы.

Неделька

Автор: Воронкова Любовь Федоровна

Рассказ Неделька

    Мама уехала в Москву. А когда уезжала, то сказала Ване:
— Не скучай, я приеду через недельку. Как увидишь в календаре красное число, так и выходи меня встречать.
— А когда будет красное число? — спросил Ваня.
— Красное число будет в воскресенье, — ответила мама, — ровно через семь дней.
— Семь дней! — огорчился Ваня. — А ты сказала, что только на одну недельку уезжаешь!
    Мама засмеялась:
— Так ведь семь дней — это и есть неделька! Не увидишь, как она и пройдёт.
    Мама простилась со всеми: с папой, с бабушкой, с Ваней — и уехала.

                Понедельник

    Утром бабушка сказала:
— Ваня, мне за тобой смотреть трудно. Ты уж постарайся не шалить.
— Я постараюсь, — ответил Ваня.
    Он вышел на улицу и тут же встретил товарищей — Гриньку и Федю.
— У нас в лесу лось ходит, — сказал Гринька, — пастух видел. Пастух в ночном лошадей пас на лугу. А на заре из леса вышел лось и пошёл к озеру пить. Вот поглядеть бы его!
— А пойдём поглядим! — сказал Ваня.
    Федя засмеялся:
— Да разве его найдёшь?
— А мы поищем!
    И Ваня уже зашагал было по дороге. Но бабушка услышала из окна этот разговор:
— Нет, ребята, в лес не ходите. Вы ещё маленькие, заблудитесь. Во дворе играйте.
    По двору стлалась густая кудрявая травка. Около изгороди росли молодые берёзы. На одной берёзе висел скворечник.
— Давайте смотреть, как скворцы птенчиков кормят, — сказал Ваня.
    Ребятишки сели на лавочку и стали смотреть на скворцов. Вот прилетела скворчиха с большой мухой в клюве.
    В скворечнике сразу зазвенело несколько голосов — закричали скворчата. И каждый кричал: «Мне! Мне!»
— Я сейчас на берёзу влезу, — сказал Гринька.
    Ваня спросил:
— Зачем?
— Скворчика достать, — ответил Гринька и полез на изгородь.
    Залез и схватился за ветку берёзы.
— Слезай! — закричал Ваня. — Я не дам тебе скворчиков трогать!
    Гринька был сильнее Вани. Но Ваня не испугался. Он вскарабкался на изгородь, схватил Гриньку за ногу. И оба они свалились с изгороди. Гринька щёку оцарапал, а Ваня разорвал рубашку. Свалились — и тут же вскочили на ноги, оба сердитые, красные — как два петуха.
— Кто мне не даст скворчиков взять! — закричал Гринька.
    Ваня тоже закричал:
— Я не дам!
    И не дал. Так и ушёл Гринька домой.
— Охота вам драться! — сказал Федя.
    Но Ваня ему ничего не ответил и тоже ушёл домой.
    Бабушка увидела его и покачала головой:
— А сказал, что шалить не будешь! Вот уж и подрался и рубашку разорвал!
    Ваня слушал нахмурясь. И думал: «А зато я скворчиков тронуть не дал!»

                Вторник

    Ванин отец был агроном.
    Он каждое утро уезжал в поле. То проверял, как пашут; то назначал удобрение под посевы; то смотрел всходы на полях…
    А сегодня он сказал Ване:
— Поедем со мной. Дома ты шалишь да дерёшься. А в поле сегодня новую машину установили. Посмотришь, как работает.
    Ваня обрадовался. Отец взял его к себе на седло, и они поехали в поле.
    В это лето стояла жара. Дождя уже давно не было. Лошадь бежала по белой, сухой дороге, и густая пыль поднималась из-под копыт. Они выехали на поле. Пшеница сухо шелестела сухими колосьями.
— Дождя просит, — сказал отец. — Колос наливать нечем.
    А дальше — картофельное поле. Борозды совсем побелели от солнца и от сухости. Картофельные кустики были низенькие и не могли расти больше. Некоторые набрали бутоны, хотели цвести, да силы не хватило. Так и замлели в сухой земле, под жарким солнцем.
— А картошка дождя просит? — спросил Ваня.
— Просит, очень просит! — ответил отец. — Вот мы сегодня ей дождя и дадим.
    Ваня поглядел на небо — ни одного облачка. А где же взять дождя?
    По картофельному полю ходили председатель колхоза, бригадиры и механик из МТС. Отец соскочил с лошади и снял Ваню.
— Стой здесь, — сказал отец, — и смотри, как сейчас дождь пойдёт.
    Отец подошёл к председателю, и они все вместе: и отец, и председатель, и бригадиры, и механик из МТС — пошли куда-то по бороздам. Далеко ушли, к самому озеру. А озеро блестело вдали серебряной полосой — то самое озеро, к которому на заре приходил лось.
    Ваня стоял и ждал. И вдруг брызнул дождь. Только не с неба, а с земли. По всему картофельному полю, над всеми бороздами, хлынули вверх широкие струйки, зашумели, засверкали под солнцем. Ваня вскрикнул и бросился к бороздам — посмотреть, откуда бьёт дождь. Тут он увидел, что по всему полю над бороздами протянулись узкие трубы. А из этих труб бьёт вода.
    Ване хотелось всё рассмотреть: и какие трубы, и откуда бьёт вода… Он трогал эти трубы руками и потом бежал дальше. А дождь поливал его да поливал.
    Когда отец вернулся, то спросил:
— Ну, хорошая машина?
— Очень хорошая! — весело закричал Ваня.
    Но тут отец взглянул на Ваню и покачал головой:
— И весь ты мокрый, и тапочки у тебя грязные! Зачем же ты по бороздам бегал?
— А я всё рассмотреть хотел.
— Ну, если рассмотреть хотел, тогда понятно, — сказал отец. — Только вот как к этому бабушка отнесётся?
    Ваня посмотрел на свои мокрые тапочки и сказал:
— А зато я теперь знаю, как дождь идёт из поливальной машины.

                Среда

    В этот день бабушка не пустила Ваню на улицу:
— Я пойду в огород свёклу полоть, а ты сиди дома. У клушки сегодня будут цыплята выводиться, вот ты и слушай. Как цыплята запищат, так меня позови.
    Бабушка ушла в огород. А Ваня присел на корточки около курицы и стал ждать, когда запищат цыплята. Курица сидела в корзинке. Она была чёрная с белыми крапинками и с розовым гребешком. Ваня глядел на курицу, а курица глядела на него и раскрывала клюв от жары.
    «А как это в яйце получается цыплёнок? — стал думать Ваня. — То просто белок и желток, а то вдруг цыплёнок! Как же он там растёт?»
    Ваня подумал и достал из-под клушки яйцо. Клушка клюнула его в руку, но не очень больно.
    Яичко было тёплое. Ваня посмотрел на свет — ничего не видно.
    «Разобью и посмотрю», — решил Ваня. И разбил яйцо. Отколупнул скорлупку, а там цыплёнок, весь мокренький и с закрытыми глазками. Он лежал и не шевелился. Ваня стал дышать на него, стал греть его в ладонях, но цыплёнок не оживал. Ваня заплакал и с цыплёнком в руках побежал к бабушке в огород.
— Бабушка! — крикнул он. — Ты говорила, цыплятки запищат. А они неживые!
    Бабушка посмотрела на цыплёнка и всплеснула руками:
— Да что ж ты сделал! Ты ведь цыплёнка-то погубил! Разве можно раньше времени яйцо разбивать? Цыплёнок, когда будет выводиться, сам скорлупу разобьёт. Вот, и дома тебя оставить нельзя!
    Но после обеда и Ваня забыл свои слёзы и бабушка повеселела: у клушки начали выводиться цыплята.
    Первого цыплёнка услышал Ваня. Он сразу закричал:
— Бабушка, скорей! Цыплёнок выводится!
    Бабушка приподняла клушкино крыло, а там уже сидит цыплёночек, жёлтенький, пушистый, с чёрными глазками. Бабушка выкинула из гнезда пустую скорлупку.
— Он сам разбил? — удивился Ваня.
— Сам, — сказала бабушка, — разбил и вылез.
— А другие?
— И другие вылезут. Вот, уже наклёвыши есть.
    И показала Ване яйцо. Яйцо было целое, а на верхушке чуть-чуть разбито.
    Это цыплёнок его изнутри клювиком разбил. К вечеру все цыплята вывелись. Они бегали, пищали и учились клевать корм.

                Четверг

    Ваня проснулся утром и сразу посмотрел на календарь:
— А какое число — может, уже красное?
— Эге, брат! Вижу, ты скучать начинаешь, — сказал папа. — Ну, да скучает тот, кому делать нечего. Вон там ребята в колхозный сад идут смородину собирать, отправляйся-ка и ты с ними!
    В колхозном саду редко приходилось бывать ребятам. Садовод Сергей Иваныч очень строгий, он никому не велит ходить в сад без дела. А сегодня сам позвал всех колхозников, кто на покос не пошёл. И всех ребятишек, даже совсем маленьких. В саду начала поспевать чёрная смородина — нужно собирать ягоду.
    Ванины товарищи тоже пришли собирать смородину. Гринька пришёл. И Федя пришёл.
— Давайте — кто больше наберёт! — сказал Гринька.
    Ваня согласился.
    Чёрные, спелые смородины поглядывали на Ваню из-под листьев. Ваня начал рвать смородину — тут ягодку сорвёт, там ягодку сорвёт, Смотрит — Гринька уже полную кружку набрал. И Федя набрал. А у Вани только половина… Тогда подошла к нему Настя Плетнёва — Настя уже в третий класс перешла — и сказала:
— Ваня, ты не так смородину собираешь. Нужно каждую веточку поднять, а потом и собрать с неё смородину — все смородинки до одной.
    Ваня собрал с одной ветки смородину — вот уж и кружка полна!
— У меня уже одна кружка есть! — крикнул он.
— И у меня есть! — откликнулся Гринька. Так и пошло: Ваня подходит смородину высыпать — и Гринька подходит, и Федя подходит. И никак друг от друга не отстают.
    Когда Ваня пришёл домой из сада, бабушка похвалила его:
— Вот молодец! Сегодня и не намок, и рубашку не порвал. И работал хорошо — мне уж Сергей Иванович сказал. Вот и всегда так надо!

                Пятница

    Гринька и Федя собрались на луг за щавелем. И Ваня пошёл с ними.
— Ступай, ступай, — сказала бабушка, — наберёшь щавелю — зелёные щи сварим.
    Весело было на лугу. Траву ещё не скосили. Кругом далеко-далеко пестрели цветы — и красные, и синие, и белые. Весь луг был в цветах.
    Ребятишки разбрелись по лугу и стали рвать щавель. Всё дальше и дальше уходили они но высокой траве, по весёлым цветам.
    Вдруг Федя сказал:
— Что-то здесь пчёл много!
— Правда, здесь пчёл много, — сказал и Ваня. — Всё время гудят.
— Эй, ребята, — закричал издали Гринька, — поворачивай обратно! Мы на пчельник забрели — вон ульи стоят!
    Вокруг колхозного пчельника густо росли липы и акации. А сквозь ветки были видны маленькие пчелиные домики.
— Ребята, отступай! — скомандовал Гринька. — Только тихо, руками не махать, а то пчёлы закусают.
    Ребятишки осторожно пошли от пчельника. Они шагали тихо и руками не махали, чтобы не сердить пчёл. И совсем было ушли от пчёл, но тут Ваня услышал, что кто-то плачет. Он оглянулся на товарищей, но Федя не плакал и Гринька не плакал, а плакал маленький Васятка, сын пчеловода. Он забрёл на пчельник и стоял среди ульев, а пчёлы так и налетали на него.
— Ребята, — крикнул Ваня, — Васятку пчёлы закусали!
— А что, нам за ним на пчельник идти? — ответил Гринька. — Нас и самих пчёлы закусают.
— Надо его отца позвать, — сказал Федя. — Вот пойдём мимо их дома — его отцу скажем.
    И оба пошли дальше.
    А Ваня вернулся и пошёл прямо на пчельник.
— Иди сюда! — крикнул он Васятке.
    Но Васятка не слышал. Он отмахивался от пчёл и кричал во весь голос.
    Ваня подошёл к Васятке, взял его за руку и повёл с пчельника. До самого дома довёл.
    Васяткина мать выбежала на крыльцо, взяла Васятку на руки:
— Ах ты, непослушный, зачем на пчельник ходил? Вон как пчёлы искусали! — Посмотрела на Ваню: — Ах, батюшки, Ванёк, — сказала она, — и тебе от пчёл досталось из-за Васятки! Ну, да ничего, ты не бойся: поболит — перестанет!
— Мне ничего, — сказал Ваня.
    И пошёл домой. Пока шёл, у него распухла губа, и веко распухло, и глаз закрылся.
— Ну и хорош! — сказала бабушка. — Это кто же тебя так разукрасил?
— Пчёлы, — ответил Ваня.
— А почему же Гриньку и Федю пчёлы не тронули?
— Они убежали, а я Васятку вёл, — сказал Ваня. — А что ж такого? Поболит — перестанет.
    Отец пришёл с поля обедать, посмотрел на Ваню и рассмеялся.
— Федя с Гринькой от пчёл убежали, — сказала бабушка, — а наш простофиля полез Васятку спасать. Вот бы мама сейчас его увидела — что бы она сказала?
    Ваня глядел на отца одним глазом и ждал: что сказала бы мама?
    А отец улыбнулся и похлопал Ваню по плечу:
— Она бы сказала: молодец у меня сынок! Вот бы что она сказала!

                Суббота

    Наутро у Вани опухоль пропала. Губа опять стала маленькая. Глаз, который вчера был как щёлочка, нынче опять широко открылся. И Ваня уже забыл про пчёл.
    А думал он опять про лося. Утром, когда завтракали, отец сказал:
— Сегодня проезжал мимо озера — видел лосиные следы на берегу.
    Ваня вышел на крыльцо и долго смотрел на дальний лес, который стоял за полями.
    После обеда Ваня пошёл к Феде:
— Пойдём лося искать?
— Пойдём, — ответил Федя. — Только Гриньку позовём.
    Ребята собрались все трое и пошли в лес искать лося.
    Ёлки развесили густую хвою и словно дремали, пригретые солнцем. И чем дальше шли ребята по лесу, тем глуше и темнее становился лес.
    Тут Гринька остановился:
— Я дальше не пойду. Заблудимся ещё…
— Тогда и я не пойду, — сказал Федя. — И на что нам этот лось нужен?
    Но Ване хотелось увидеть лося.
    «Я далеко не пойду, — подумал он, — я только посмотрю в тех кустах — и обратно».
    Так он думал, а сам уходил всё дальше и дальше. А когда оглянулся кругом, то и забыл, откуда пришёл. И только теперь заметил, что в лесу уже стемнело.
    Ваня побежал обратно, но сбился и вышел не на дорогу, а прямо к озеру. И тут он увидел, как село солнце. Сверкнуло в последний раз в дальних вершинах леса, будто оранжевый уголёк, и погасло. В лесу сразу стало сумрачно, а озеро лежало гладкое и совсем розовое от вечерней зари.
    Вдруг Ваня остановился: на лесной опушке стоял большой зверь. Он стоял, подняв голову и закинув широкие рога. Постоял, послушал и пошёл к озеру.
    Он подошёл к озеру и нагнулся. И Ваня увидел сквозь ясный туман, как мелкая розовая зыбь побежала по воде.
— Лось! — едва слышно прошептал Ваня. — Вот он, лось!
    Лось поднял голову, прислушался и мгновенно скрылся в лесу. Исчез, как будто его и не было.
    Прямо на лужок к озеру вышел табун. Это пастух дядя Андрей пригнал колхозных лошадей в ночное.
    Дядя Андрей увидел Ваню.
— Ты что здесь один бродишь? — спросил он. — Заблудился?
— Нет, — ответил Ваня, — я лося искал.
    Дядя Андрей усмехнулся:
— А что, очень хочется тебе лося посмотреть?
— А я его видел, — сказал Ваня. — Вот сейчас видел!
    Вдруг чьи-то далёкие крики донеслись из леса:
— Ау! Ау!
— Кого-то ищут в лесу, — сказал дядя Андрей. — Уж не тебя ли?
    Так и есть — это искали Ваню. И отец, и соседи, и ребятишки… Все думали, что он далеко ушёл и заблудился в чаще.
    Отец стал бранить Ваню:
— Ушёл, не сказался! Разве так можно? Сколько тревоги наделал!
    Бабушка тоже бранила Ваню. Бранила, а сама плакала. А когда все успокоились, Ваня сказал отцу счастливым голосом:
— Папа, папа! Я лося видел!
    И обнял отца за шею.

                Воскресенье

    Нынче бабушка напекла лепёшек. А Ваня после ночных приключений так разоспался, что и завтрак проспал. Отец стал будить его:
— Ваня, вставай, лепёшки поспели!
    Но Ваня ничего не ответил.
— Ваня, — сказал тогда отец, — а посмотри, какое число сегодня?
— А какое? — спросил Ваня.
— По-моему, красное.
    Ваня сразу вскочил:
— Красное?
    Он спрыгнул с кровати, подбежал к календарю и захлопал в ладоши:
— Красное! Красное! А где моя рубашка? А тапочки где?
    Ваня быстро умылся, быстро оделся, схватил лепёшку и побежал встречать маму. Только он выскочил на крыльцо, как на улице зашумела грузовая машина.
— Мама приехала! — крикнул Ваня и побежал навстречу.
    Машина остановилась. Из кабины вышла мама. Ваня бросился к ней. Мама обняла его:
— Жив? Здоров? Здравствуй, сынок!
    Мама вошла в дом, поздоровалась с папой, с бабушкой и ещё раз с Ваней.
    А потом сказала Ване:
— Ну вот и неделька прошла!



Похожие рассказы


Сохранить место где я читал(а)
печать
Печать
ошибка в текстеНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter
 

Сообщение об ошибке отправлено