Добро пожаловать на сайт poznayki.ru!
Меню навигации
Как провожают пароходы

Автор: Пивоварова Ирина Михайловна

Рассказ Как провожают пароходы

    Было утро. Было воскресенье. Мы с Колей сидели на дереве. На большой раскидистой ветке. Мы ели хлеб с вареньем и болтали ногами. Над нами важно проплывали толстые белые облака, а солнце светило изо всех сил, и макушка у меня стала горячая, как печка.
— Коль, давай каждый день по деревьям лазить! Утром будем залезать, а вечером слезать. И обедать будем на дереве, и уроки учить, а в школу ходить не будем.
— Давай. Я высоту люблю. Обязательно лётчиком стану, когда вырасту.
— Коль, а мне кем стать?
— Артисткой. Ты поёшь здорово.
— Правда, Коль?! Честное слово, я хорошо пою?
— Мне нравится. Вот ты вчера во дворе пела "Как провожают пароходы", а я сидел дома и слушал. Я даже радио выключил.
— А хочешь, я сейчас спою?
— Давай.
    И я запела:

           Как провожают пароходы-ы,
           Совсем не так, как поезда-а-а…

    Я ужасно старалась. Украдкой я посматривала на Колю. У Коли было задумчивое и серьёзное лицо. Он смотрел вдаль. Может быть, он думал о том, как станет лётчиком, когда вырастет.
           Вода, вода, —
           Кругом вода… — пела я.
    И вдруг я услышала:
— Эй, Люська, где ты?
    Под деревом стоял Павлик Иванов.
    Мы с Колей замерли. От этого Иванова только и жди неприятностей! Ведь он всем разболтает, что мы на дерево залезли. И достанется же нам тогда от родителей! И во дворе станут дразнить "жених и невеста"…
    Иванов походил вокруг песочницы, поглядел по сторонам.
— Люська! — заорал он. — Выходи! Я тебя нашёл! Ты в подвале сидишь!
    В это время из подъезда вышла моя Люська.
— С чего это ты решил, что я в подвале сижу? — удивилась Люська.
— Да не ты! — сказал Павлик Иванов. — Тут Синицына где-то спряталась и оттуда поёт. Давай её искать?
— Вот ещё! — сказала Люська. — Сама отыщется… И потом, разве она умеет петь? Пищит, как цыплёнок. Слушать противно!
— Всё-таки странно, — сказал Павлик. — Где же она? Я слышал её голос где-то рядом.
— Да что ты заладил — "её голос, её голос"! Только и слышу со всех сторон: "Ах, какой у Синицыной голос! Ах, как Синицына хорошо поёт!.." Да если хочешь знать, это я её всем песням научила!
    Это было такое враньё, что я чуть с дерева не свалилась.
— Спокойно! — сказал Коля. — Не волнуйся, а то они нас увидят.
— И вообще у неё слуха нет, — сказала Люська. — Ты даже не представляешь, как я с ней измучилась, пока я её научила петь "Как провожают пароходы".
— Не ври, Люська, — не выдержала я. — Как не стыдно врать!
— Ага! — сказал Павлик. — Она точно где-то здесь!
    Люська завертела головой во все стороны.
— Ну вот, я пошутила, а ты уж и поверил, — сказала она громким голосом. — "Как провожают пароходы" — это она меня научила. И "Ладу" и "Русское поле". А зато я её арию Ленского научила петь. А арию Ленского в сто раз интересней петь, чем "Русское поле"! И пусть не воображает, что лучше всех поёт. Подумаешь, певица нашлась!
    Она потянулась.
— Вчера Сергей Фёдорович приехал, — сказала она всё так же громко. — Привёз мне во-от такой арбуз! И груши во-от такие! И сегодня мы с ним идём на балет "Доктор Айболит". Сейчас надену своё синее платье, туфли надену новые — красные, с дырочками — и пойдём.
    И она ушла.
    Павлика позвали, и он тоже ушёл. Мы с Колей слезли с дерева.
    Всё обошлось хорошо. Никто нас не видел. Никто не ругал. Я даже почти не поцарапалась. Солнце светило так же ярко. Облака были такие же белые. И было тепло. И было ещё утро. И было воскресенье. Но настроение у меня было испорчено.
— Она пошла смотреть "Доктора Айболита", — сказала я. — А я так давно мечтала о "Докторе Айболите"!
— Люсь, — сказал Коля, — ты ведь не кончила. Спой дальше, а!
— И туфли у неё новые…
    Я посмотрела на свои потрескавшиеся сандалии.
— Люсь, ну спой, пожалуйста.
— И ей привезли арбуз. Всё-таки несправедливо. Почему всё ей?
— Ты будешь петь дальше? — сказал Коля.
— И груши, — сказала я.
    И мне захотелось плакать. Тут Коля посмотрел на меня как-то странно.
— Ну ладно, я пойду, — вдруг сказал Коля. — Ты меня, пожалуйста, извини. Меня ждёт мама.
    Он повернулся и пошёл.
— Коль!
    Он не остановился. Он шёл к подъезду. Ну и пусть! Много о себе думает! Что я такого сказала? Ну что?
    Коля уходил. Я знала, почему он уходит. Колина спина мелькнула на площадке второго этажа. Я знала, знала, почему он уходит!
— Постой! — крикнула я и побежала его догонять.
    Я догнала его только на третьем этаже.
— Коль! — забормотала я. — Подожди! Ну подожди, пожалуйста! Я… я хочу тебе одну загадку загадать. Знаешь, какая загадочка отличная! Ни за что не отгадаешь. Правда-правда! Вот послушай… А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало, кто остался на трубе?
— Знаю я эту загадку, — хмуро сказал Коля.
— Коль, — сказала я. — Ты не думай!.. Не думай… Честное слово, я не такая! Я прямо сама не знаю, что на меня нашло! Подумаешь — туфли! Да у меня ведь есть новые туфли! И арбуз — ерунда! Мой папа сколько хочешь таких арбузов может привезти… И груши…
    Мы спустились с лестницы и вышли во двор.
— А ты всё-таки спой, — сказал Коля. — Ведь ты не кончила.
    И я запела:

            Как провожают пароходы-ы,
            Совсем не так, как поезда-а-а…

    В окне в своём новом платье стояла Люська. Она ела грушу.



Похожие рассказы


Народная мудрость

Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

Интересный факт

Если зевая, вы коснетесь своего языка, то зевание сразу же прекратиться.

Сохранить место где я читал(а)
печать
Печать
ошибка в текстеНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter
 

Сообщение об ошибке отправлено