Добро пожаловать на сайт poznayki.ru!
Меню навигации

Сказка Алтын-сака - золотая бабка

Сказка Алтын-сака - золотая бабка

Автор: Башкирская сказка

Категория: Сказки Cоциально-бытовые

    Когда-то, давным-давно, жили старик со старухой. У них был всего один сын, Алтын-сака — золотая бабка. Звали его так потому, что у него была золотая бабка — биток. В бабки он играл лучше всех — никто не мог его обыграть.
    Как-то раз старик отправился на озеро поить лошадей. Пригнал табун к воде, а лошади гривами и хвостами трясут, копытами бьют, ржут тревожно, от озера отступают: кто-то хватает их за гривы, тянет за губы — пить не дает.
    "Что там такое? — думает старик. — Надо посмотреть".
    Только он нагнулся к воде — кто-то хвать его за бороду! Попробовал старик вырваться — не может.
    Видит старик — вцепилась ему в бороду сама старуха убыр — ведьма. Стал он просить ее:
— Эй, убыр, отпусти меня, не держи! Стадо баранов тебе за это дам!
— Не нужны мне твои бараны! — отвечает убыр.
— Табун коней тебе дам, только отпусти!
— И коней твоих мне не нужно.
— Что же тебе тогда дать?
— Дай мне то, что у тебя только одно в юрте.
    Старик в испуге и не подумал, что это у него одно в юрте.
— Хорошо, — говорит, — отдам, только отпусти!
    Отпустила его убыр и сказала:
— Смотри, от меня нигде не спрячешься: везде разыщу!
    Вернулся старик домой и тут только догадался, чего требовала у него убыр: ведь один-то у него был только сын, Алтын-сака.
    Загоревал старик, а жене и сыну ничего не рассказал. Только одно сказал:
— Надо нам подальше откочевать, здесь места плохие!
    Перекочевали они подальше, поставили юрту. На другой день Алтын-сака хватился своей золотой бабки:
— Где моя золотая бабка?
    Отец говорит:
— Видно, осталась там, где мы прежде жили. Только ты туда не езди: там тебя убыр схватит.
    И рассказал все, что с ним у озера было.
    Выслушал Алтын-сака слова отца и говорит:
— Не боюсь я убыр! Не схватит она меня! Скажи только: на какой лошади мне ехать?
    Стал отец отговаривать сына, а тот на своем стоит: не боюсь убыр, поеду. Видит отец — не отговоришь его. — Ладно, — отвечает, — будь по-твоему, поезжай! Ступай в табун, тряхни короком, побренчи уздой — какая лошадь к тебе подойдет, на той и поезжай.
    Пошел Алтын-сака к табуну. Потряс он короком, побренчал уздой, и сейчас же к нему подбежал шершавый тощий жеребенок. Отогнал его Алтын-сака, пошел к отцу и спрашивает:
— Отец, скажи, на какой лошади мне ехать?
— Говорю ведь тебе: тряхни короком, побренчи уздой! — отвечает отец.
    Снова Алтын-сака пошел к табуну. Тряхнул он короком, побренчал уздой — опять подбежал к нему тот же самый жеребенок.
— Видно, на нем и ехать надо, — сказал Алтын-сака.
    Только прикоснулся он рукой к шее жеребенка — тотчас спала с жеребенка свалявшаяся грязная шерсть. Только надел узду — жеребенок стал сильным и гладким. Только вывел его из индека — жеребенок превратился в статного, рослого коня. Только наложил седло — превратился конь в лучшего скакуна во всем табуне. Спрашивает он Алтын-сака:
— Куда едешь, егет?
— Еду на прежнюю нашу кочевку, за моей золотой бабкой, — отвечает Алтын-сака.
— Там тебя ждет злая убыр, — говорит конь. — Скажет она тебе: — "Спустись с коня, возьми свою бабку". Ты ее не слушай, не слезай с меня. Слезешь — погибнешь, сожрет тебя убыр! Будь ловче сокола — нагнись и схвати свою золотую бабку.
    Поскакал Алтын-сака на своем коне на прежнюю кочевку. Смотрит: старуха убыр сидит у огня, греет руки. Алтын-сака говорит:
— Бабушка, отдай мне мою золотую бабку!
— Эй, сынок, — отвечает убыр, — вот твоя бабка, спустись с коня, возьми ее сам, а у меня спина болит, не могу встать.
    И показала золотую бабку.
    Конь в это время пригнулся к земле, а Алтын-сака изловчился и схватил бабку. Поскакал его буланый коь что есть силы. А убыр завыла от злости, вскочила, плюнула раз — появилась черная толстая лошадь, плюнула еще раз — появились поводья. Вскочила убыр на свою лошадь и пустилась в погоню за Алтын-сака.
    Скачет Алтын-сака на своем буланом коне, а убыр — на своей толстой черной лошади. вот-вот нагонит его, вот-вот схватит! Только у ее лошади подвернулась нога. Захрапела она, захромала, стала отставать.
    Дергает убыр черную лошадь за поводья, бьет ее пятками в бока, а лошадь все тише и тише идет.
    Разозлилась убыр, да с досады и съела свою лошадь. Съела и пустилась в погоню бегом.
    Бежит убыр, сама себя подгоняет — бьет себя кулаками и по спине и по бокам. Настигла она буланого коня, укусила его за правую ногу. Поскакал конь на трех ногах. А убыр не отстает — опять догнала коня, укусила его за левую ногу. Собрал конь последние силы, стал уносить Алтын-сака от убыр. Да не много у него силы осталось.
    Доскакал он до озера и говорит:
— Не могу я больше бежать! Спрячусь от убыр в озеро, а ты поскорее взберись вот на тот дуб. Заживут мои ноги — повезу тебя дальше.
    Сказал это конь и нырнул в озеро. А Алтын-сака быстро взобрался на дуб, что рос возле озера, и уселся на самой вершине.
    Прибежала убыр, увидела Алтын-сака на дубу и кричит:
— Попался теперь, стащу тебя вниз, съем тебя!
    Плюнула она раз — появился топор. Вытащила убыр изо рта зуб и давай точить на нем топор. Наточила и принялась рубить дуб. Щепки так во все стороны и летят.
    Прибежала на шум лисица и спрашивает:
— Эй, бабушка, зачем рубишь дуб?
— Или не видишь, кто на дубу сидит? — спрашивает убыр. — Срублю дуб, схвачу этого егета и съем его!
    Взглянула лисица на дуб, видит — сидит на вершине хороший егет. Пожалела его лисица и говорит убыр:
— Старая ты! Зачем мучаешь себя? Дай я за тебя дуб срублю!
— Нет, нет! — говорит убыр. — Я сама дуб срублю, сама егета съем!
    А лисица не отстает от нее:
— Я дуб срублю, а ты егета съешь!
    Дала убыр лисице топор, а сама легла под дубом, да сейчас же и заснула. Убыр спит, храпит — изо рта, из носа у нее искры сыплются, дым валит. А лисица тем временем и топор и зуб-точило в озеро бросила, собрала все щепки и приложила к порубленному месту. Поплевала, полизала — щерки тотчас и приросли, стал дуб опять целым.
    Сделала это лисица и говорит:
— Ну, егет, прощай! — и убежала.
    Проснулась убыр, глянула на дуб и говорит: — Что это видят мои глаза? Дуб опять цел, будто я его и не рубила!
    Обругала убыр лисицу, потом плюнула раз — появился топор. Вытащила убыр изо рта второй зуб — принялась точить топор. Точит, а сама поглядывает на Алтын-сака и говорит:
— Срублю дуб, съем тебя!
    Наточила убыр топор, стала дуб рубить. Летят щепки во все стороны, трясется дуб, еще немного порубить — и свалится.
    Прибежала лисица и спрашивает:
— Что делаешь, бабушка?
— Дуб рублю.
— Зачем рубишь?
— Хочу вот этого егета достать — съесть!
    Лисица говорит:
— Не утруждай ты себя! Разреши мне дуб срубить!
— Нет, нет! — ворчит убыр. — Сама срублю! Сама егета съем!
— Я для тебя дуб срублю, а ты егета съешь! — говорит лисица.
— Нет! — кричит убыр. — Не дам тебе топор! Была здесь одна лисица, тоже обещала мне помочь, да обманула меня!
— А какого она цвета? — спрашивает лисица.
— Рыжая она! — отвечает убыр.
— А ты, бабушка, не верь рыжим, — говорит лисица. — Рыжие — все обманщицы. Верь только нам, черным лисицам!
    Глянула убыр — лисица и вправду черная. Отдала она лисице топор, а сама легла и тотчас захрапела — изо рта, из нса искры у нее сыплются, дым валит.
    Черная лисица топор и зуб-точило в озеро бросила, щепки к рубленому месту приложила, поплевала на них, полизала их, они и приросли крепко. Опять дуб стал целым. Попрощалась лисица с Алтын-сака и убежала.
    Немного спустя проснулась убыр. Взглянула на дуб и давай кричать:
— Что это видят мои глаза? Дуб опять цел!
    Плюнула убыр — появился топор. Вытащила она у себя изо рта третий зуб — стала точить топор. Наточила и принялась дуб рубить. Рубит, а сама и егета и лисицу на чем свет стоит ругает. Рубила—рубила убыр, до половины дуб перерубила. Смотрит Алтын-сака вниз и думает:
    "Не спастись мне теперь от убыр!.."
    Глядь — бежит белая лисица. Подбежала к дубу и говорит убыр:
— Бабушка, давай я помогу тебе — буду дуб рубить!
— Убирайся прочь, пока цела! — кричит убыр. — Уже два раза обманули меня лисицы и убежали!
— Какие они были, бабушка? — спрашивает лисица.
— Одна рыжая, другая черная, — отвечает убыр.
— Не верь, бабушка, рыжим и черным, — говорит лисица, — они всех обманывают. Верь только нам, белым полевым лисицам! Я тебя не обману, я помогу тебе!
    Дала убыр лисице топор и легла спать. А лисица бросила топор и зуб-точило в озеро, собрала быстро щепки и приложила их на рубленое место. Поплевала, полизала — они и приросли.
— Ну, егет, — говорит лисица, — три раза я тебе помогала, и черной и белой глиной шкуру красила, чтобы убыр меня не узнала. А теперь больше ничем не могу тебе помочь!
    Попрощалась и убежала.
    Проснулась убыр и закричала:
— Что это видят мои глаза? Дуб будто никогда и не рубили!
    Плюнула она — появился топор. Вытащила изо рта последний зуб — стала топор точить. Наточила и давай дуб рубить. Рубит и бормочет: — Теперь никаких помощников не возьму! Сама управлюсь!
    Летят щепки во все стороны, качается дуб, скрипит — вот-вот рухнет.
    Видит Алтын-сака — не спастись ему от убыр. Сидит он, раздумывает: что делать? Вдруг прилетел ворон и сел на вершину дуба.
    Стал Алтын-сака просить ворона:
— Эй, друг ворон! Ты везде летаешь, везде бываешь. Лети на наше новое кочевье, найди моих собак Аккулака и Актырнака, скажи им, чтоб бежали ко мне на помощь!
— Не полечу, — отвечает ворон. — Пусть тебя схватит убыр: будет тогда и мне пожива!
    Уселся на ветку, стал ждать.
    Смотрит Алтын-сака по сторонам: не будет ли откуда помощи? В это время подлетела к дубу сорока. Алтын-сака говорит ей:
— Эй, друг сорока! Везде ты летаешь, везде бываешь. Лети на наше новое кочевье, скажи моим собакам Аккулаку и Актырнаку, чтоб бежали скорее ко мне на помощь!
— Зачем полечу? — отвечает сорока. — Когда убыр будет есть тебя, перепадет и мне что—нибудь!
    Еще больше загоревал Алтын-сака.
    "Скоро конец мне!" — думает.
    В это время появилась у него над головой стайка воробьев. Алтын-сака говорит им:
— Эй, друзья, серые воробышки! Летите на наше новое кочевье, найдите моих собак Аккулака и Актырнака, скажите им: хочет убыр погубить вашего хозяина!
— Найдем! Найдем! Скажем! Скажем! — зачирикали воробьи и улетели быстро.
    Прилетели воробьи на кочевку, нашли собак. А собаки всюду бегали, давно уж разыскивали своего хозяина и так устали, что упали как камни и заснули. Стали воробьи клевать их в уши, стали будить. Разбудили и давай чирикать:
— Эй, Аккулак и Актырнак! Бегите скорее к большому дубу, что растет возле озера, спасайте своего хозяина — убыр его съесть хочет!
    Вскочили Аккулак и Актырнак и помчались на помощь Алтын-сака. Воробьи над дорогой летят, собаки вслед за ними по дороге бегут, пыль поднимают.
    Завидела убыр пыль и спрашивает Алтын-сака:
— Егет, егет, посмотри, что это за пыль на дороге?
— Это мне на радость, а тебе на горе! — отвечает Алтын-сака.
    Заслышала убыр топот собачьих ног и спрашивает:
— Егет, егет, что за гром это гремит?
— Это мне на радость, а тебе на горе! — отвечает Алтын-сака.
    В это время Аккулак и Актырнак подбежали, кинулись на убыр и давай ее рвать да кусать. Убыр испугалась, бросила топор в озеро и сама туда же нырнула. Собаки говорят Алтын-сака:
— Сейчас и мы за убыр в озеро нырнем, а ты смотри на воду: если мы убыр убьем — вода в озере почернеет; если убыр нас убьет — вода красной станет.
    Сказали и бросились в озеро.
    Забурлило озеро, волнами покрылось.
    Смотрит Алтын-сака — покраснела вода. "Ну, — думает, — убила убыр моих собак!" Еще раз глянул, видит — стала вода черной. Обрадовался Алтын-сака, засмеялся и слез с дуба. Тут Аккулак и Актырнак вышли из воды, стали отряхиваться.
— Почему вода в озере сначала покраснела? — спрашивает их Алтын-сака.
    Актырнак говорит: — Потому что убыр стала одолевать нас и оторвала мне ухо, да мы скоро расправились с ней!
    Вслед за собаками вышел из озера и буланый конь.
— Ну, — говорит, — садись на меня, егет, повезу тебя домой!
    Вернулся Алтын-сака на кочевку живой и невредимый. Обрадовались отец и мать, устроили большой пир. Созвали на пир всех родных и всех знакомых. Девять дней ели, девять дней пили, девять дней веселились.



Похожие сказки


Народная мудрость

Вежливость ничего не стоит, но приносит много.

Интересный факт

Средний человек съедает за всю жизнь 50 тонн еды и выпивает 50 тысяч литров жидкости.

Сохранить место где я читал(а)
печать
Печать
ошибка в текстеНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter
 

Сообщение об ошибке отправлено