Добро пожаловать на сайт poznayki.ru!
Меню навигации

Сказка Серебряная монета

Сказка Серебряная монета

Автор: Андерсен Ханс Кристиан

Категория: Сказки о животныхо животных

Жила-была монетка. Сверкающая выбежала она из монетного двора, подпрыгивая и звеня, и воскликнула:

— Ура! Теперь передо мной открыл весь мир! Теперь-то я погуляю по свету!

Так оно и вышло.

Держал ее и ребенок в теплых ручонках и скряга холодными костлявыми пальцами; старики долго вертели монетку, не выпуская из рук, а молодежь тратила ее, едва успев получить. Монетка была серебряная с небольшой примесью меди и целый год гуляла по той стране, где ее отчеканили. Но вот монетка одна осталась в кошельке путешественника, а он и не подозревал об этом, пока она случайно не подвернулась ему.

— Вот как! У меня еще осталась отечественная монетка! — сказал он. — Ну что ж, пусть и она странствует.

И путешественник снова положил ее в кошелек; а монетка даже зазвенела и запрыгала от радости. Теперь она лежала вместе со своими иностранными товарищами, которые приходили и уходили, уступая место друг другу; одна лишь отечественная монетка не покидала кошелька, чем и отличалась от прочих.

Прошло много недель и монетка заехала далеко. Только она понятия не имела, где очутилась. Она слышала от других монет, что они итальянские и французские, и одна говорила, что они теперь находятся в таком-то городе, другая — что в таком-то. Но монетка не могла себе представить этих городов: вечно сидя в кошельке, не увидишь света. А именно так с ней и было. Как-то раз монетка заметила, что кошелек открыт, и подкралась к отверстию, чтобы хоть одним глазком взглянуть на мир. Ей, конечно, не следовало так поступать, но ее одолевало любопытство, а это никогда не остается безнаказанным: она проскользнула из кошелька в карман брюк. Вечером, когда путешественник вынул кошелек, монетка осталась в кармане, и вместе с одеждой ее вынесли в коридор, а в коридоре ее выронили на пол, и никто этого не заметил.

Утром одежду внесли в комнату, путешественник оделся и уехал, а монетка осталась. Ее нашли, подняли и присоединили к трем другим монеткам, для того чтобы она вместе с ними приступила к исполнению своих обязанностей.

"Как приятно вернуться в мир, — подумала монетка, — познакомиться с другими людьми, другими нравами!"

— Что это за монета? — услышала она вдруг. — Это не наша монета! Да она фальшивая! Она никуда не годится!

Тут-то собственно и начинается история монетки, которую она потом сама рассказывала.

— "Фальшивая! Не годится!" — при этих словах я содрогнулась, — рассказывала монетка. — Я знала, что я из настоящего серебра, очень звонкая и отличной чеканки. "Наверное, эти люди ошибаются, — думала я. — Не может быть, чтобы они говорили обо мне!" Но именно обо мне они и говорили. Они называли меня фальшивой. По их мнению, это я не годилась!

— Надо ее подсунуть кому-нибудь в темном углу! — сказал человек, которому я досталась.

Так он и сделал, а при дневном свете меня опять стали поносить самым оскорбительным образом: "Фальшивая, негодная! Надо ее поскорей кому-нибудь сбыть!" И я дрожала в руках того, кто обманом подсовывал меня кому-нибудь, смешав с другими, местными монетами.

"Несчастная я монета! — думала я тогда.— Какой толк, что я серебряная, звонкая и отличной чеканки? Этому грош цена. В глазах света всегда слывешь тем, кем свет тебя считает! И как страшно, должно быть, идти с неспокойной совестью по дурному пути, если я, ни в чем не повинная, мучаюсь только потому, что у меня обличье преступницы!" Всякий раз, как меня вынимали из кармана, я трепетала при мысли о том, что меня сейчас станут рассматривать. Я знала, что меня со злостью швырнут на стол, словно я воплощение лжи и обмана.

Однажды я попала к бедной женщине, которая получила меня в уплату за тяжелую поденную работу, и ей никак не удавалось сбыть меня с рук. Все от меня отказывались, и я была сущим наказанием для бедняжки.

— Придется мне кого— нибудь обмануть, — сказала она как— то раз. — Я не так богата, чтобы хранить фальшивую монету. Отнесу— ка я ее богатому булочнику, он от этого не обеднеет… А все— таки нехорошее дело я затеяла…

"Этого еще недоставало!" — подумала я тогда, — продолжала монетка свой рассказ. — В довершение всего я теперь омрачу совесть бедной женщины. Неужели я так изменилась с годами?"

И вот женщина отправилась к богатому булочнику, но тот отлично разбирался в монетах: булочник не только не положил меня в кассу, но швырнул прямо в лицо женщине. И, конечно, ей за меня не дали хлеба. Ах, как я огорчилась! "Неужели, — думала я, — меня отчеканили на горе людям, — меня, которая в молодые годы была такой бодрой и уверенной в себе, так верила в свою ценность и отменную чеканку!" И я загрустила, как может только грустить бедная монетка, которую никто не хочет брать. Но женщина отнесла меня к себе домой и, бросив на меня внимательный, мягкий, дружелюбный взгляд, сказала:

— Нет, не хочу я никого обманывать. Я просверлю в тебе дырочку — пусть все видят, что ты не настоящая… Постой— ка, а что, если ты счастливая монетка? Мне почему— то кажется, что ты счастливая. Я пробью в тебе дырочку, а в дырочку продену шнурок и на счастье повешу тебя на шею ребенку соседки.

И она провернула во мне дырочку. Конечно, не очень— то приятно, когда в тебе пробивают дырку, но если что— то делается с хорошими намерениями, можно вытерпеть многое. В меня продели шнурок, и я стала походить на медальон. Тогда меня надели на шейку маленькому ребенку. Ребенок улыбался мне, целовал меня, и я всю ночь отдыхала на теплой, невинной детской груди.

Утром мать ребенка осмотрела меня, потрогала, и я сразу поняла, что она что-то задумала. Достав ножницы, она разрезала шнурок.

— Счастливая монетка, — сказала она, — но надо это счастье проверить.

Тут она положила меня в уксус, и я вся позеленела. Потом она искусно замазала дырочку, потерла меня немножко и, как только наступили сумерки, вышла, чтобы купить на счастье лотерейный билет.

Как тяжело было у меня на душе! Мне почудилось, будто я вся сжалась и вот-вот переломлюсь пополам. Я знала, что меня опять назовут фальшивой и отшвырнут прочь, — и все это совершится на глазах у множества других монет, лежащих в кассе и украшенных надписями и изображениями, которыми можно гордиться. Но на этот раз я избегла позора. Покупателей собралось очень много, и продавец лотерейных билетов был так занят, что небрежно бросил меня в кассу вместе с другими монетами, даже не взглянув на меня. Не знаю, выиграл ли билет, за который заплатили мною, но на другой день меня опять рассмотрели, признали фальшивой и отложили в сторону, а потом опять принялись обманывать народ, стараясь всучить меня кому-нибудь. Вечно обманывать и для этого пользоваться мною! Я честна и просто не могла этого выносить.

Долго-долго переходила я из рук в руки, из дома в дом, и всюду меня ругали, вечно проклинали. Никто мне не верил, и я уже сама не доверяла себе. Тяжелое это было время!

Однажды приехал путешественник. Ему-то меня и подсунули. Он был доверчив и принял меня за местную монету, но когда захотел истратить меня, я снова услышала:

— Эта монета не годится, она фальшивая!

— Мне ее дали за настоящую, — сказал путешественник. Он стал меня пристально рассматривать, и вдруг на его лице появилась улыбка, — а я уже давно не видела улыбки на лицах тех, кто держал меня в руках.

— Не может быть, — проговорил он. — Да ведь это старая знакомая! Это хорошая честная монетка с моей родины, а в ней пробили дырку и называют ее фальшивой! Вот так штука! Но я тебя сохраню и отвезу домой.

Как я обрадовалась! Меня назвали хорошей, честной монетой! Я возвращусь на родину, где все будут признавать меня и верить, что я из настоящего серебра и хорошей чеканки! Тут я чуть не искрилась от радости! Но искриться не в моей природе — это свойство стали, а не серебра.

Меня завернули в тонкую белую бумагу, чтобы я как— нибудь не смешалась с другими монетами и не затерялась. И только в праздник, когда к путешественнику собрались его соотечественники, меня показали им, и все меня одобрили. Говорили, что я очень интересная. Довольно забавно, что можно показаться людям интересной, не вымолвив ни словечка!

И, наконец, я очутилась на родине! Все мои муки кончились, и радость вернулась ко мне. Ведь я из настоящего серебра, отличной чеканки, и никто не обрашает внимания на то, что во мне пробита дырка, точно в фальшивой монете. Это не имеет значения, если только ты сама не фальшивая. Нужна поддержка! В конце концов правда всегда побеждает — в этом я твердо убеждена, — закончила монетка.



Похожие сказки


Народная мудрость

Не туши дровами огонь.

Интересный факт

Рой пустынной саранчи может состоять из 50 млрд. насекомых. Поскольку каждая саранча может съесть количество пищи, равное ее собственному весу, в день этот рой пожирает по весу в четыре раза больше пищи, чем все жители Нью-Йорка.

Сохранить место где я читал(а)
печать
Печать
ошибка в текстеНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter
 

Сообщение об ошибке отправлено