Добро пожаловать на сайт poznayki.ru!
Меню

Народная мудрость

Даже из трудного положения есть выход.

Интересный факт

Рой пустынной саранчи может состоять из 50 млрд. насекомых. Поскольку каждая саранча может съесть количество пищи, равное ее собственному весу, в день этот рой пожирает по весу в четыре раза больше пищи, чем все жители Нью-Йорка.

Летучий корабль

Автор: Украинская сказка

Категория: Волшебные сказкиволшебные


Сказка Летучий корабль

    Жили себе дед да баба. У них было три сына: два умных, а третий — дурень. Старики умных любили. Баба умным, что неделя, рубашки даёт, а над дурнем все смеются, все его ругают. Сидит он на печи в посконной рубахе: сунет баба ему поесть — поест, а то и голодный останется.
    Вот пришла раз в деревню весть: выдаёт царь свою дочь замуж и собирает всё царство на обед. А выдаст царь дочку замуж за того, кто построит летучий корабль и на том корабле прилетит.
    Умные братья пошли в лес.
    Срубили там дерево и стали думать, как бы летучий корабль построить.
    Подходит к ним старичок древний:
— Бог помочь, сыночки! Дайте-ка огоньку трубку раскурить!
— Некогда нам, старик, с тобой возиться!
    И опять стали думать.
— Славное свиное корыто выйдет у вас, детки,— сказал старик.— А царевны вам не видать, как своих ушей!
    Сказал — и не стало того старика. Бились, бились братья — ничего у них не вышло.
— Поедем в город на конях,— говорить старший брат — На царевне не женимся, так хоть попируем.
    Старики их благословили, в путь-дорогу снарядили. Напекла старуха пшеничного хлеба, поросёнка зажарила, фляжку мёду дала.
    Сели братья на коней и отправились.
    Дурень услыхал, что братья поехали, тоже просится:
— Пойду и я туда, куда братья пошли!
— Куда ты, дурень, пойдёшь!— говорит мать — Тебя в лесу волки заедят.
— Нет, не заедят!
    "Пойду да пойду!" — сладу с ним не стало.
    Ну, баба положила ему в торбу чёрствого хлеба да водицы фляжку дала и выпроводила из дому.
    Пошёл дурень в лес. Повстречал на дороге древнего старичка. Такой старый старичок, а борода, совсем белая, до пояса.
— Здоровы будьте, дедушка!
— Здорово, сынок!
— Куда вы, дедушка, идёте?
— Да вот хожу по свету, из беды людей выручаю. А ты куда?
— Я к царю на обед.
— А ты разве сумеешь сделать такой корабль, чтобы сам летал?
— Нет, не сумею.
— Так что же ты идёшь?
— Да братья мои пошли, и я пошёл. Может, и найду своё счастье там.
— Ну, ладно. Садись-ка, давай отдохнём да подкрепимся. Вынимай из торбы, что там у тебя есть.
— Да вы, дедушка, и есть не станете: у меня чёрствый хлеб только.
— Ничего, давай, что есть.
    Полез дурень в торбу и вынул хлеб. Да только не чёрный и не чёрствый, что мать ему положила, а пшеничный да пышный, какой только у пана по праздникам едят. Подивился дурак, а дед посмеивается.
    Ну, они отдохнули, поели как следует. Поблагодарил старик дурня за угощение и говорит:
— Слушай, сынок, что я тебе скажу. Иди ты в лес, найди самый большой дуб, у которого ветви крест-накрест растут. Ударь тот дуб три раза топором, а сам падай ниц и лежи, пока тебя кто не окликнет. Тогда корабль тебе построится. Ты садись на него и лети, куда тебе надо. Но смотри, забирай с собой всех, кого бы в пути ни встретил!
    Поблагодарил дурень деда, и распростились они. Пошёл дурень в лес, нашёл дуб, на котором ветви крест-накрест растут, ударил три раза топором, сам упал на землю и за-снул. Спал, спал, вдруг слышит — кто-то его зовёт:
— Вставай, друг, твоё счастье приспело!
    Вскочил и видит: стоит корабль, весь золотой, мачты серебряные, а паруса шёлковые, так и вздуваются — садись и лети!
    Он, не долго думая, вскочил на корабль, паруса натянул и полетел.
    Так полетел плавно да быстро! Летел, летел, а сам всё на землю смотрит. Видит — человек припал к земле ухом и слушает.
    Дурень крикнул:
— Здоровы будьте, добрый человек! Что вы делаете?
— Слушаю, собрались ли к царю на обед гости.
— А вы к царю идёте?
— К царю!
— Садитесь со мной, я подвезу.
    Тот сел, они и полетели.
    Летели, летели, видят — идёт дорогой человек: одна нога за ухом привязана, а на другой скачет. Дурень опять крикнул:
— Здоровы будьте, добрый человек! Чего вы на одной ноге скачете?
— А потому скачу на одной ноге,— отвечает человек,— что коли б я отвязал и другую ногу, то за один шаг весь бы свет обошёл. А я не хочу.
— Куда ж вы идёте?
— К царю на обед.
— Садитесь с нами!
— И то хорошо!
    Сел, и снова полетели.
    Летели, летели, видят — стоит на дороге стрелок и прицеливается из лука, а кругом ничего не видно: ни птицы, ни зверя —одно чистое поле.
— Здравствуйте, добрый человек! Куда это вы целитесь? Не видно ни птицы, ни зверя.
— Так что же, что не видно? Это вам не видно, а мне видно.
— Да где же вы видите?
— Э-э! Вон за тем лесом, за сто вёрст, сидит на дубу орёл.
— Садись с нами!
    Он сел, опять полетели. Летели, летели, видят — идёт старик по дороге и несёт полный мешок хлеба.
— Куда, дедушка, поспешаете?
— Иду,— говорит,— хлеба добывать себе на обед.
— Да у вас и так полный мешок!
— Много ли тут хлеба! Мне и на один глоток не хватит.
— Садитесь с нами!
    И старика с собой взяли. Опять полетели.
    Видят — ходит какой-то старик около озера, словно что- то ищет.
— Что вы тут ходите, дедушка? — крикнул ему дурень.
— Пить,— отвечает,— хочу, да никак воды не найду.
— Да перед вами же целое озеро! Чего вы не пьёте?
— Э! Много ли тут! Мне и на один глоток не хватит.
— Так садитесь с нами!
    Старик сел, дальше полетели. Повстречали и ещё старика. Идёт в село и тащит мешок соломы.
— Здоровы будьте, дедушка! Куда вы несёте солому?
— В село.
— Да вы что! Неужто в селе соломы нет?
— Э,— говорит,— та не такая!
— А эта какая же?
— А такая, что, какая бы жарища ни стояла, как бы солнышко ни пекло, только раскидай ту солому — сразу и мороз и снег будет.
— Ну,— говорит дурень,— садитесь с нами, поедем к царю!
— Что ж, поедем.
    Сел, и полетели.
    Долго ли они летели, нет ли, но прилетели к царю на обед. А там посреди двора столы понаставлены, на столах всякое угощенье: быки жареные, колбасы и птица всякая, каша молочная, всего полным-полно, бочки пива выкачены — пей, душа, ешь, душа, сколько хочешь! А людей — полцарства собралось: и старые и малые, и паны, и богатые и бедняки — каких только нет! И старшие братья, умные, тут же сидят.
    Вот прилетел дурень с товарищами на золотом корабле, спустился у царя под окнами. Вышли они с корабля и пошли обедать.
    Удивился царь. Прилетел на золотом корабле простой мужик, рубаха на нём — заплата на заплате, штаны старые, простые, а сапог и вовсе нет.
    Царь так за голову и схватился:
— Чтобы я свою дочку за такого холопа выдал? Не будет этого!
    И стал он думать, как избавиться от мужика. Придумал он ему загадки загадывать. Позвал слугу и говорит:
— Пойди, скажи этому холопу: хоть он и на золотом корабле прилетел, не видать ему моей дочери, если не принесёт живой воды, пока гости мои не пообедают. А не достанет воды — мой меч, его голова с плеч!
    Пошёл слуга.
    А Слухало услышал, что царь говорит, и рассказал дурню.
    Приуныл дурень: не ест, не пьёт, сидит на лавке, голову опустил.
    Скороход спрашивает:
— Ты чего вдруг приуныл?
— Хочет мне царь задачу дать: чтобы я, пока гости обедают, принёс ему живой воды. Как я её добуду?
— Не горюй, я тебе достану.
— Ну, смотри.
    Слуга приходит с царским приказом. А дурень уже всё знает.
— Скажи, — говорит,— что принесу!
    Отвязал Скороход одну ногу от уха да как махнул — в один миг набрал живой воды. Набрал, утомился.
    "Пока они ещё там обедают — думает,— сяду я под кустик, отдохну немного".
    Сел да и заснул. У царя уже обед к концу идёт, а его всё нет. Дурень сидит ни живой ни мёртвый. «Пропал»,— думает. Слухало приложил ухо к земле — давай слушать. Слушал, слушал…
— Не горюй,— говорит,— спит он, такой-сякой, под кустиком.
— Что же мы теперь будем делать? — спрашивает дурень — Как его разбудить?
    Стрелок отвечает:
— Не бойся, я его сейчас разбужу.
    Натянул он лук, пустил стрелу в кустик; ветки зашатались и поцарапали Скорохода. Он вскочил, шаг шагнул — гости ещё обедать не кончили, а он уж принёс живую воду.
    Царь подивился, но ничего не сказал.
— Пойди, — говорит слуге, — скажи этому хлопцу: коли съест со своими товарищами за один раз двенадцать пар быков жареных и двенадцать печей хлеба — отдам мою дочку за него. А не съест — мой меч, его голова с плеч!
    Слухало услыхал, опять рассказал дурню.
— Что мне теперь делать? Я и одного хлеба за один раз не съем!— говорит дурень.
    И опять голову повесил, запечалился.
    Услыхал Объедало:
— Не горюй, друг: я за вас за всех поем, ещё и мало будет.
    Приходит слуга, а дурень ему и говорит:
— Знаю, знаю царский приказ! Пойди, скажи — пусть готовят еду.
    Вот зажарили двенадцать пар быков, напекли двенадцать печей хлеба. Объедало как принялся уплетать — всё начисто поел да ещё просит.
— Эх,— говорит, — мало, хоть бы ещё столько дали!
    Царь сердиться стал. Дал ещё задачу: велел двенадцать бочек пива и двенадцать бочек кваса одним духом выпить.
— Не выпьет — мой меч, его голова с плеч!
    Слухало услышал приказ, опять дурню рассказал. А Опивало и говорит:
— Ладно, друг, не горюй: я всё выпью, ещё и мало будет.
    Выкатили им двенадцать бочек пива и двенадцать бочек кваса. Принялся Опивало пить —всё до капли выпил и покрякивает:
— Скудно царь угощает, маловато! Ещё бы столько выпил.
    Царь видит, что дело плохо, и думает: «Надо дурня со свету сжить!»
    Посылает опять слугу:
— Пойди скажи, чтобы перед свадьбой в баню сходил.
    А сам велел чугунную баню докрасна накалить. Подойти к ней нельзя, не то что мыться.
    Сказали дурню. Он в баню пошёл, а впереди его Морозко со своей соломой идёт. Подходят они к бане — прямо огнём палит, от жару дух захватывает. Морозко раскинул солому — сразу такой холод, что дурень насилу помылся. Полез на печь и сидит греется.
    Вот царь посылает слуг — думает, что от него только прах остался. А дурень посиживает себе на печи:
— Плохая у царя банька! Так холодно, словно всю зиму не топили.
    Царь смутился даже. Ну что с ним ещё делать?
    Думал, думал, думал… Придумал и говорит:
— Идёт на нас соседний король войной. Вот я и хочу испытать женихов: отдам свою дочку за того замуж, кто окажется самым храбрым витязем.
    Собралось много витязей на войну. И старшие братья на своих лошадках поехали, а у дурня и коня даже нет. Выпросил он у царского конюха старую-престарую куцую кобылу, еле-еле тащится по дороге. Все витязи давно его уже обогнали, а он трюх-трюх — и ни с места.
    Выходит из лесу ему навстречу древний старичок, который корабль помог ему получить.
— Не горюй, сынок, я тебе помогу,— говорит старичок — Как поедешь большим лесом, с правой стороны увидишь развесистую липу. Ты и скажи: «Липа, липа, расступись!» Липа расступится, из неё выйдет осёдланный конь, а у седла привязана торба. Понадобится тебе помощь, ты только скажи: «Из торбы выходи!»
    Увидишь, что будет. А теперь прощай.
    Обрадовался дурень, слез со своей куцей кобылы — только беда с ней одна! Сам бегом побежал в лес. Нашёл липу.
— Липа, липа, расступись!
    Липа расступилась. Выехал из неё чудесный конь — грива золотая, сбруя как жар горит. На седле воинские доспехи лежат, а у седла торба привязана.
    Дурень надел воинские доспехи, потом крикнул:
— Эй, из торбы выходи!
    И вдруг повалило войско, видимо-невидимо…
    Вскочил дурень на коня и впереди своего войска помчался на неприятеля.
    Скоро повстречал неприятеля — кинулся он со своим войском и так стал рубить, что всех победил. Только уж под конец ранило его в ногу.
    А в это время и царь с царевной подъехали на бой посмотреть. Увидела царевна, что храброго витязя ранило, разорвала свой платок пополам. Одну половину себе оставила, а другой рану витязю перевязала.
    Вот кончился бой, приехал дурень в лес, к липе:
— Липа, липа, расступись!
    Липа расступилась. Он всё спрятал: и коня, и торбу, и воинские доспехи. Сам опять надел свою заплатанную рубаху да старые штаны.
    А царь уже победителя требует к себе. Гонцов разослал во все концы — ищут витязя, у которого рана платком царевны перевязана. Нигде такого нет. Тогда царь приказал искать среди всех подданных, а не только у богатых людей. И стали заходить слуги во все бедные избушки. Долго не могли никого найти. Наконец приходят двое царских слуг в избушку на самом краю города. Там старшие братья в это время за обедом сидели, а дурень пёк им лепёшки. И одна нога у него была перевязана платком царевны. Царские слуги тут же хотели его вести во дворец.
    А он просится:
— Братцы, как я к царю такой лохматый пойду! Отпустите меня хоть в баню сходить. А вы тут с обедом меня подождите.
— Ну ладно, только мойся скорей.
    Сами за стол сели, лепёшки уплетают за обе щеки. А дурень в лес побежал. Прибежал к липе:
— Липа, липа, расступись!
    Липа расступилась, выскочил конь. Дурень переоделся и стал такой видный да красивый — прямо загляденье. Вскочил на коня и поехал к царю.
    Царь с царевною обрадовались, встретили витязя с почестями и тут же стали свадьбу справлять.



Похожие сказки

Сохранить место где я читал(а)
печать
Печать
ошибка в текстеНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter
 

Сообщение об ошибке отправлено