Добро пожаловать на сайт poznayki.ru!
Меню навигации

Кулиев Кайсын

Колыбельная Лейле

Кулиев Кайсын

Спит гора. Снега уснули
На горе.
Спит зеленая чинара
Во дворе.

Спят, как белые подушки,
Облака.
Спит недопитая кружка
Молока.

Солнце спит. В траве уснули
Муравьи.
Камни спят. И даже куклы
Спят твои.

Завтра утром все проснется,
Оживет.
Мама дочке платье новое
Сошьет.

Солнце высветит
Все темные углы,
Сказку дедушка расскажет
Для Лейлы.

Спи. В раскрытое окошко
Входит сон.
Тихо, будто наша кошка,
Входит он.

В дождь

Кулиев Кайсын

Дождь, дождь идет, в дожде каменоломня,
Орешник, тополя, громады скал.
Когда ты был живым еще, я помню,
В ущелье нас такой же дождь застал.

Такой же дождь шел на тебя, живого,
Какой идет сегодня не спеша,
И о тебе напоминает снова,
Густой травой и листьями шурша.

Я стал нередко думать, став старее,
О том, что жизнь вершит неправый суд,
Что умирают лучшие скорее,
Что лучшие себя не берегут.

Мне кажется, к достойным время строже,
Судьба наносит больше им обид,
Людей, которыми гордиться может,
Растрачивает мир и не щадит.

Как птица после дальнего полета,
Я спать хочу, забился я в углу,
Я слышу, дождь идет, а может, кто-то
Стучит тихонько пальцем по стеклу.

На землю льется добрый дождик лета,
Стучат по крыше струйки вперебой,
И кажется, что побывал он где-то,
Где ненароком встретился с тобой.

Весенняя песенка

Кулиев Кайсын

Во мне ночные росы,
рожденные из мглы,
шуршанье абрикосов,
когда они белы.

Во мне тепло, и милость,
и красота живет —
то, что природе снилось
всю зиму напролет.

И доброта зерна
во мне заключена.

Весна меня пустила,
как голубя с руки,
она мне подарила
журчание реки.

Мне дали нежность склоны,
вершины — чистоту,
я, словно куст зеленый,
на радость вам цвету.

И тот, кто рад весне,
пусть радуется мне.

Конь по дороге мчится,
и слышен рев вола,
поет, щебечет птица —
я все переняла.

На свете не случайно
теперь моя пора.
Как небо, я бескрайна
и, как земля, добра.

Я не прошу награды,
довольствуясь вполне
тем, что я людям рада,
как люди рады мне.

Я, как сама весна,
светла и зелена.

Весна

Кулиев Кайсын

Весна! Опять пришла весна
С травою, с дымными опушками,
Ручьи без отдыха, без сна
Спешат, звенят, как и при Пушкине...

Приветствую чужое детство я
И кланяюсь густой траве,
Ручьи болтливые приветствую
И птиц во влажной синеве.

Не удалось весну веселую
Угрюмым недругам отнять.
Вновь кружит ласточка над школою
И мастерит гнездо опять.

Вишнёвый сад

Кулиев Кайсын

Весенним цветом вишня расцвела,
Но небо над садами брови хмурит.
Кто будет ей спасением от зла,
Кто сможет защитить ее от бури?

Под небом вишни белые стоят —
Так на земле бывает лишь весною,
Но меркнет небо, назревает град.
Мне страшно, пусть пройдет он стороною!

Как мысль в стихе, непрочен вишен цвет,
Как сон ребенка, зыбко их цветенье.
И если от грозы защиты нет,
Пусть совершится чудо их спасенья!

Когда цветет вишневый сад, он — сед,
И кажется, что он — мой друг давнишний,
И у меня в глазах вишневый цвет
И в сердце доброта цветущей вишни.

Цветут сады, а мной владеет страх.
Сады белы, покуда не опали.
А я бывалей их: в моих глазах
Уже мелькнул привычный блеск печали.

Кто может знать, что будет впереди?
Цветут сады, а небо тучи хмурит,
И я взываю к миру: огради
Вишневый сад от града и от бури!

Гора

Кулиев Кайсын

Блестящая снегами в вышине,
Вершин твоих кто выше, кроме бога?
Я был мальчишкой, и хотелось мне
Тебя достать, твой белый снег потрогать.

Я на тебя глядел издалека
И шел вблизи, меж скал твоих петляя.
Порой казалось: ты уже близка,
И я смеялся, мула погоняя.

Не за горой уже конец пути,
Немало позади дорог и бедствий.
Я скоро вовсе не смогу идти,
А ты все так же далека, как в детстве.

Ты, как всегда, стоишь белым-бела,
И вечность, а не я, твой собеседник,
И так же, как в мой первый день была,
Ты будешь далека в мой день последний.

Два ветра

Кулиев Кайсын

Ветер с черной горы,
Ветер с белой горы
Ненавидят друг друга,
Хоть спят до поры.

Ветер добрый и злобная вьюга —
Словно кровники в давние дни, —
То, спеша, догоняют друг друга,
То бегут друг от друга они.

Ненавидят друг друга, не верят,
Потому им сойтись не дано,
Если черный врывается в двери —
Ветер белый уходит в окно.

Ни за что не ужиться им рядом,
Между ними бескрайняя даль,
Ветер белой горы — это радость,
Ветер черной горы — печаль.

Девушка вышивает узоры

Кулиев Кайсын

Девушка узоры вышивает,
Счастьем непосредственным полна,
Потому что всю красу земную,
Краски жизни видит в них она.
Этим цветом можно вышить радость,
Робкую зарю девичьих чувств,
Ну, а нитками другого цвета
Можно передать лишь только грусть.
Девушка узоры вышивает,
Улыбаясь, сидя у стола...
Так она цвета любые любит,
Словно счастье жизни в них нашла.
Так она в своих цветных узорах
Красоту земли передает.
"Золотые руки у девчонки!" —
Говорит, наверное, народ.

Девушка ест виноград

Кулиев Кайсын

Девушка смуглой рукой
Рвет виноград золотой.
Гроздья росою блестят.
Девушка ест виноград.
В солнце и в яблоках сад —
Будто пожаром объят.
Гроздь тяжела, золота,
Солнцем густым налита.
Утро, сияющий сад.
Девушка ест виноград.

Здравствуй, утро

Кулиев Кайсын

Утро со светлым лицом,
С пеньем проснувшихся птиц.
С хлопотами людей,
Утро мое, привет!
Звонким садам привет,
Зрелым плодам привет,
Ветру, бегущему с гор,
Свежему ветру привет!
Шлю вам привет, облака,
В Грузию уплывающие.
Мнущи травы девушки
В росах бахчи, привет!
Ты, черноглазый малыш,
Мой белозубый малыш,
Смеющийся во дворе
Мальчик, тебе привет!
Я, как и ты, окунаюсь
С песнею, с детским смехом
В это росистое утро,
В этот сияющий мир.
Шелесту листьев кланяясь,
Кланяясь ясному небу,
Кланяясь радости детской,
В шумное утро вхожу!

Земле и небу

Кулиев Кайсын

Как наши мысли, там, вдали,
над миром облака белеют,
и вешние сады земли
под небесами зеленеют.

В полях бескрайних солнца свет
в свой колос вобрала пшеница,
и солнце миллионы лет
пшеничным золотом искрится.

И связывают с первых дней
одну с другой стихией
и нити солнечных лучей,
и нити дождевые.

Над нами неба синева —
ее озера отразили,
и свод небесный дерева
зеленым цветом подсветили.

Зимою снег летит с высот,
внизу снежинки дети ловят,
и птицы по небу полет
вершат, но землю славословят.

Проходят миллионы лет,
земля и небо вечны.
Враждебности меж ними нет
и нет противоречья.

Зимняя песенка

Кулиев Кайсын

Снег идет, не перестанет,
дуют ветры декабря.
Не горюй, апрель настанет,
мир цветами одаря.

Мгла январская все гуще,
на реке плотнее лед.
Но не бойся, май цветущий
обязательно придет.

Снег покрыл поля и склоны,
злы метели февраля.
Но в свой час ковром зеленым
все ж покроется земля.

Коровы

Кулиев Кайсын

За семь верст отсюда пушки бьют,
В битве люди истекают кровью.
Здесь губами влажными жуют
Травы разомлевшие коровы.
За семь верст отсюда дым и чад,
Пулеметов лязг и грохот пушек.
Здесь коровы сытые лежат,
Молоко в их вымени набухшем.
Солнце скроется за лес едва —
Мирные ленивые коровы
Тихо разбредаются в хлева
Своего села прифронтового.
И плывут, раздутые в боках,
Солнцем сыты, молоком богаты,
Отражая на сухих рогах
Зарево весеннего заката.

Ласточка

Кулиев Кайсын

Что мороз, что зима, что беда!
Даже ласточка — мелкая птица —
не забудет родного гнезда
и весною туда возвратится.

Голова моя хоть и седа
и не чужд я учености книжной,
все же я удивляюсь всегда
этой мудрости, мне непостижной.

Я родился давно, но досель
все ж доподлинно не понимаю:
как она из-за стольких земель
путь находит к родимому краю?

Кружат ласточки, кружат вдали.
Ну, а сам я живу ль по-другому?
Разве путь из далекой земли
не нашел я к родимому дому?
Разве имя родной стороны
не писал на чужбине я кровью?
Разве с первым подобьем весны
не летел я к родному гнездовью?

Мудрость птиц перенял человек.
И спасибо, о край мой родимый,
что, твой сын, озарен я навек
этой мудростью необъяснимой.

Музыка

Кулиев Кайсын

Печальна и чиста,
Как жизнь, людьми любима,
Как жизнь, ты непроста,
Как жизнь, непостижима,
Музыка!

Везде, в любом краю,
Летишь ты с губ и клавиш.
Свистящую змею
И ту застыть заставишь,
Музыка!

Ты даришь камню гор
Язык свой чудотворный.
Тюремный тесен двор —
С тобою он просторный,
Музыка!

На свете каждый миг
Мелодия родится,
Ты — сладостный язык
Дождя, ручья и птицы,
Музыка!

Ты — и весенний гром,
И хлябь ночей ненастных,
Ты стала языком
Счастливых и несчастных,
Музыка!

Ты — немота светил,
Молчание тумана,
Боль тех, кто долго жил,
И тех, кто умер рано,
Музыка!

Пусть в мире прижилась
Лишь часть твоих мелодий,
Твоя безмерна власть
Над теми, кто свободен,
Музыка!

На улице

Кулиев Кайсын

Дождь прошел.
Идет верблюд.
Он медлителен и худ.
Он спокоен и высок...
А во взгляде спит Восток.
Древность спит.
Верблюд идет,
Словно прошлое встает
В этом облике живом...
Вся печаль пустыни в нем.
Шум мотора за спиной.
Мчит машина — ветром в зной.
Обогнала и летит...
А верблюд ей вслед глядит.
«Где машина? Что за бред?
Показалось или нет?..»
Не сродни машине он.
Это ритмы двух времен.

Осенняя песня

Кулиев Кайсын

Яблоками пахнет осень.
Сам сентябрь, как желтый всадник,
Разливая неба просинь,
К нам въезжает в палисадник.
Листья кружатся, как птицы
Желтокрылые, в пространстве.
Не ковры ль цветные, мнится,
Расстелили здесь иранцы?!
Листья кружатся, как птицы.
Не поможет и утайка:
Скоро-скоро, что ни делай,
Затрясет зима-хозяйка
Гривой снежной, гривой белой.
Осень! Снег засыплет листья,
Ты уйдешь тропой седою,
Словно та, что с коромыслом
Здесь проходит за водою.
Ты уйдешь себе далече,
Мы же тихой, чистой ранью
Скажем вслед: «До новой встречи!
До ближайшего свиданья!»
Вспомним яблок запах сильный
Мы студеным днем погожим,
И увидим взор твой синий,
И об этом песню сложим!

Рассвет-моя любимая пора

Кулиев Кайсын

Рассвет — моя любимая пора.
В его лучах вдали блестит гора,
он отражается на снежных склонах,
лучи его уносит вдаль река.
Рассвет мерцает на рогах быка,
в листве садов, в траве лугов зеленых.

И нам, глаза продравшим, всякий раз
все лучше кажется в рассветный час:
уютней наши выглядят жилища,
в рассветный час яснее голова,
и ночью к нам пришедшие слова
смысл обретают, проще став и чище.

Ручей

Кулиев Кайсын

Сорвался со скалы обвал
и камень с глиной вниз погнал,
а там на склоне каменистом
ручей бегущий застонал:
— Я так хочу остаться чистым,
чтоб быть прозрачным, как всегда,
как будто не было обвала!
Хочу я, чтоб моя вода
поила девушек усталых.

Пусть, возвращаясь с огородов,
мою горянки воду пьют,
пусть зачерпнут мальчишки воду,
когда по ягоды пойдут!

Пусть немощные и больные,
пусть старики, придя сюда,
поверят, что моя вода
им силы возвратит былые!

Звенел ручей на склоне мрачном:
— Хочу остаться я прозрачным,
людей поить, луга питать;
хочу я и луну и звезды,
светящихся на небе позднем,
своею гладью отражать.

Ручью бы честно нам служить,
усталых путников поить
и старых радовать и малых!
Стекающие с высоты,
все были бы ручьи чисты,
когда бы не было обвалов!

Сенокос

Кулиев Кайсын

Старший не дает поспать,
С петухами будит нас...
На траве блестит роса,
Влажен луг — хоть выжимай!
Эй, коси, коси, коси!
Разгоняй работой сон!
Сено скосим, соберем,
Всласть коровы пожуют;
Отблагодарят людей —
Молока подарят нам.
Будет чем кормить детей.
Эй, передний, поспешай!
Эй, коси, коси, коси!
Нынче лето — благодать,
Но зима недалека.
Наготовим сена впрок,
Что нам сделает зима?
Ну, коси, коси, коси!
Раз, раз, раз, раз!
Старший не дает поспать.
Ну и черт с ним, с этим сном.
Сена будет — завались!
Снег, вали — не страшен ты!
Старший не дурак, ей-ей...
Эй, коси, коси живей!

Слава

Кулиев Кайсын

На плечах носил я славу,
Как тяжелого орла.
Знать, пришелся не по нраву:
От меня она ушла.
И с души, видать, немало
Облетело шелухи.
И роятся, как бывало,
В голове моей стихи.
Строчек целые оравы
Так и снятся наяву.
Я могу прожить без славы,
А без них — не проживу.
Звонкий стих высокой пробы
Над землею подниму,
Где бы жили хлеборобы,
Точно в собственном дому,
Где бы травы шелестели,
Солнце рдело, восходя,
Где бы тучею летели
Стрелы вешнего дождя.
Потружусь, как мой приятель,
Старый каменщик Джанхот,
Чтобы всюду был приятен
И желанен мой приход.

Снежок

Кулиев Кайсын

На дворе идет и тает
Первый мяконький снежок
И ложится у порога:
— Выходи скорей, дружок!
Знать недаром нынче ночью,
Ожидаемый давно,
Горный ветер с Бичесын
Постучал ко мне в окно:
— Снег идет! Снег идет!
Скоро будет у ворот!
Так стучался горный ветер
У порога моего.
Даже глупый и лохматый
Пес не лаял на него.
Ты явился, гость мой ранний,
Как я рад, что это ты,
Потому что мы с тобою
Одинаково чисты.
— Снег идет! Снег идет!
— Скоро будет Новый год.
Что-то он несет с собою,
Новый год и новый день?..
Здравствуй, гость мой
В белой бурке
И в папахе набекрень!..

Трава растет

Кулиев Кайсын

Трава зеленеет у рощи сосновой,
Трава вырывается из-под камней...
Военные весны припомнил я снова —
Трава нам казалась тогда зеленей.
Я думал: увидим ли завтра ее мы?
Дождемся ли будущей, мирной весны?
Друзей фронтовых вспоминаю я дома,
Луга и холмы зелены, зелены.
Кукушка кукует средь гулкой чащобы.
Заря разрастается... Вижу — живу...
А были когда-то орудья, окопы,
И пули валили пехоту в траву...
Погибшие! Путь ваш солдатский окончен,
Но жизнь продолжает свой путь, свой подъем,
И снова трава поднялась у обочин,
И вымя коровье полно молоком.
Ушедшие, нет вас... Бреду я по маю,
И вас вспоминаю, и песней зову.
И стих, как вино, я за тех поднимаю,
Кто после меня увидит траву!

У реки

Кулиев Кайсын

Журчит река в рассветный час,
Никак не успокоясь,
Ольхе свою в который раз
Рассказывает повесть.

А я на берегу прилег,
И кажется мне, будто
Не речку — друга говорок
Я слышу в это утро.

Когда к камням родимых скал
Вернулся я в то лето,
Сказали мне, что ты пропал,
И я поверил в это.

Но вот слова твои слышны,
Как дальней той весной,
И будто не было войны,
И ты опять со мной.

Скрипит ольхи высокий ствол...
Как мог я примириться
С тем, что, откуда я пришел,
Тебе не возвратиться?

И я не знаю: в тишине
Река ль сплетает повесть
Иль, может, говорит во мне
И боль моя и совесть?

Утро

Кулиев Кайсын

Утро мне всего милее.
Я люблю глаза ребячьи,
Осовелые спросонок,
Я люблю в окно послушать
Птичий гомон и возню.
Скоро в комнате запахнет
Свежевыпеченным хлебом
И вареной кукурузой,
И согреется подойник
От парного молока

Цветы

Кулиев Кайсын

Цветы, мы питомцы одной земли,
Земли, где много тепла и света,
Где близким кажется снег вдали,
Где песня звенит, теряется где-то.

Я вижу вас на далеком лугу
В тот час, когда мне приходится туго,
Когда я слова найти не могу,
Когда за окном свирепствует вьюга.

Я вас вспоминаю всем бедам назло,
Я к вам пробираюсь по скалам отвесным,
И мне становится снова тепло.
И слово свое обретает место.

Я знаю кровь, что лилась на вас,
Я знаю слезы, что вас оросили,—
Та кровь из ран моих пролилась,
И слезы моими слезами были.

Пусть сердце мое, как пчела, к вам прильнет
И вашим соком насытится снова.
Вберет вашу свежесть, как чистый мед,
И превратит в сладкозвучное, слово!

Народная мудрость

За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь.

Интересный факт

Чтобы заснуть, нормальному человеку требуется в среднем 7 минут.

Сохранить место где я читал(а)
ошибка в текстеНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter
 

Сообщение об ошибке отправлено