Добро пожаловать на сайт poznayki.ru!
Меню навигации

Маяковский Владимир Владимирович

Кем быть?

Маяковский Владимир Владимирович

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?

Нужные работники —
столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено:
сначала
             мы
                 берём бревно
и пилим доски
длинные и плоские.
Эти доски
                 вот так
зажимает
                 стол—верстак.
От работы
                 пила
раскалилась добела.
Из—под пилки
                    сыплются опилки.
Рубанок
                 в руки —
работа другая:
сучки, закорюки
рубанком стругаем.
Хороши стружки —
желтые игрушки.
А если
             нужен шар нам
круглый очень,
на станке токарном
круглое точим.
Готовим понемножку
то ящик,
               то ножку.
Сделали вот столько
стульев и столиков!

Столяру хорошо,
а инженеру —
                  лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат.
Я
      сначала
                 начерчу
дом
       такой,
                 какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
          славное,
живое словно.
Это будет
                 перед,
называется фасад.
Это
        каждый разберет —
это ванна,
                 это сад.
План готов,
                 и вокруг
сто работ
                 на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там
        визжит лебедка;
подымает балки,
будто палки.
Перетащит кирпичи,
закаленные в печи.
По крыше выложили жесть.
И дом готов,
                и крыша есть.
Хороший дом,
                 большущий дом
на все четыре стороны,
и заживут ребята в нем
удобно и просторно.
Инженеру хорошо,
а доктору —
                лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
— Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? —
Погляжу
               из очков
кончики язычков.
— Поставьте этот градусник
под мышку, детишки.—
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
— Вам бы
             очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
             ложечкой
пить понемножечку.
Вам
 в постельку лечь
                          поспать бы,
вам —
             компрессик на живот,
и тогда
             у вас
              до свадьбы
все, конечно, заживет.

Докторам хорошо,
а рабочим —
                лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
               Иди!
                       Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая,
тысяча двести.
Чего один не сделает —
сделаем вместе,
Можем
             железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
молот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
                        а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
             работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
             лезьте
в дыры ровные,
части
             вместе
сбей
           огромные.
Там —
             дым,
здесь —
              гром.
Гро—
       мим
весь
       дом.
И вот
          вылазит паровоз,
чтоб вас
             и нас
                     и нес
                          и вез.
На заводе хорошо,
а в трамвае —
                    лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
                    езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
                  ему весь день
в трамваях ездить можно.
— Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые —
зеленые,
             красные
и голубые.—
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
и слезли у леса мы,
садись
             и грейся.
Кондуктору хорошо,
а шоферу —
              лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я —
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо —
без рельсы
                жителей
доставлю на дом.
Е—
   дем,
ду—
   дим:
"С пу—
           ти
уй—
    ди!"
Быть шофером хорошо,
а летчиком —
                        лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
Наливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
"В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели".
Бояться не надо
ни дождя,
              ни града.
Облетаю тучку,
тучку—летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
Без разговору
облетаю гору.
"Вези, мотор,
                  чтоб нас довез
до звезд
                и до луны,
хотя луна и масса звёзд
совсем отдалены".
Летчику хорошо,
а матросу — лучше,
я б в матросы пошел,
пусть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
                     якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
Напрасно, волны, скачете —
морской дорожкой
на реях и по мачте
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
             полюс
                     Южный,
а Северный —
                     наверное.

Книгу переворошив,
намотай себе на ус —
все работы хороши,
выбирай на вкус!

Конь-огонь

Маяковский Владимир Владимирович

Сын
    отцу твердил раз триста,
за покупкою гоня:
— Я расту кавалеристом.
Подавай, отец, коня! —
О чем же долго думать тут?
Игрушек
            в лавке
                    много вам.
И в лавку
            сын с отцом идут
купить четвероногого.
В лавке им
                такой ответ:
— Лошадей сегодня нет.
Но, конечно,
                может мастер
сделать лошадь
                    всякой масти. —
Вот и мастер. Молвит он:
— Надо
                нам достать картон.
Лошадей подобных тело
из картона надо делать. —
Все пошли походкой важной
к фабрике писчебумажной.
Рабочий спрашивать их стал:
— Вам толстый
                    или тонкий? —
Спросил
            и вынес три листа
отличнейшей картонки.
— Кстати
                нате вам и клей.
Чтобы склеить —
                  клей налей. —
Тот, кто ездил,
                    знает сам,
нет езды без колеса.
Вот они у столяра.
Им столяр, конечно, рад.
Быстро,
              ровно, а не криво,
сделал им колесиков.
Есть колеса,
                  нету гривы,
нет
          на хвост волосиков.
— Где же конский хвост
                              найти нам?
Там,
          где щетки и щетина.
Щетинщик возражать
                                    не стал, —
чтоб лошадь вышла дивной,
дал
         конский волос
                              для хвоста
и гривы лошадиной.
Спохватились —
                    нет гвоздей.
Гвоздь необходим везде.
Повели они отца
в кузницу кузнеца.
Рад кузнец.
                — Пожалте, гости!
Вот вам
              самый лучший гвоздик. —
Прежде чем работать сесть,
осмотрели —
                всё ли есть?
И в один сказали голос:
— Мало взять картон и волос.
Выйдет лошадь бедная,
скучная и бледная.
Взять художника и краски,
чтоб раскрасил
                шерсть и глазки. —
К художнику,
                    удал и быстр,
вбегает наш кавалерист.
— Товарищ,
                вы не можете
покрасить шерсть у лошади?
— Могу. —
                И вышел лично
с краскою различной.
Сделали лошажье тело,
дальше дело закипело.
Компания остаток дня
впустую не теряла
и мастерить пошла коня
из лучших матерьялов.
Вместе взялись все за дело.
Режут лист картонки белой,
клеем лист насквозь пропитан.
Сделали коню копыта,
щетинщик вделал хвостик,
кузнец вбивает гвоздик.
Быстра у столяра рука —
столяр колеса остругал.
Художник кистью лазит,
лошадке
            глазки красит.
Что за лошадь,
                    что за конь —
горячей, чем огонь!
Хоть вперед,
                    хоть назад,
хочешь — в рысь,
                    хочешь — в скок.
Голубые глаза,
в желтых яблоках бок.
Взнуздан
                и оседлан он,
крепко сбруей оплетен.
На спину сплетенному —
помогай Буденному!

Тучки

Маяковский Владимир Владимирович

Плыли по небу тучки.
Тучек — четыре штучки:

от первой до третьей — люди;
четвертая была верблюдик.

К ним, любопытством объятая,
по дороге пристала пятая,

от нее в небосинем лоне
разбежались за слоником слоник.

И, не знаю, спугнула шестая ли,
тучки взяли все — и растаяли.

И следом за ними, гонясь и сжирав,
солнце погналось — желтый жираф.

Что такое хорошо и что такое плохо?

Маяковский Владимир Владимирович

Крошка сын
                  к отцу пришел,
и спросила кроха:
— Что такое
                  хорошо
и что такое
                  плохо? —
У меня
        секретов нет, —
слушайте, детишки, —
папы этого
                  ответ
помещаю
              в книжке.
— Если ветер
                  крыши рвет,
если
          град загрохал, —
каждый знает —
                  это вот
для прогулок
        плохо.
Дождь покапал
                  и прошел.
Солнце
          в целом свете.
Это —
      очень хорошо
и большим
              и детям.
Если
      сын
            чернее ночи,
грязь лежит
                  на рожице, —
ясно,
        это
              плохо очень
для ребячьей кожицы.
Если
             мальчик
                      любит мыло
ыи зубной порошок,
этот мальчик
                      очень милый,
поступает хорошо.
Если бьет
            дрянной драчун
слабого мальчишку,
я такого
                не хочу
даже
 вставить в книжку.

Этот вот кричит:
                       — Не трожь
тех,
        кто меньше ростом! —
Этот мальчик
                    так хорош,
загляденье просто!
Если ты
             порвал подряд
книжицу
                    и мячик,
октябрята говорят:
плоховатый мальчик.
Если мальчик
                  любит труд,
тычет
            в книжку
                      пальчик,
про такого
                  пишут тут:
он
       хороший мальчик.

От вороны
              карапуз
убежал, заохав.
Мальчик этот
                  просто трус.
Это
            очень плохо.
Этот,
хоть и сам с вершок,
спорит
              с грозной птицей.
Храбрый мальчик,
              хорошо,
в жизни
            пригодится.
Этот
          в грязь полез
                              и рад.
что грязна рубаха.
Про такого
                говорят:
он плохой,
              неряха.
Этот
          чистит валенки,
моет
        сам
              галоши.
Он
        хотя и маленький,
но вполне хороший.

Помни
          это
            каждый сын.
Знай
          любой ребенок:
вырастет
            из сына
                  cвин,
если сын —
            свиненок,
Мальчик
          радостный пошел,
и решила кроха:
"Буду
          делать хорошо,
и не буду — плохо".

Эта книжечка моя про моря и про маяк

Маяковский Владимир Владимирович

Разрезая носом воды,
ходят в море пароходы.
Дуют ветры яростные,
гонят лодки парусные.
Вечером,
            а также к ночи,
плавать в море трудно очень.
Все покрыто скалами,
скалами немалыми.
Ближе к суше
                     еле—еле
даже
 днем обходят мели.
Капитан берет бинокль,
но бинокль помочь не мог.
Капитану так обидно —
даже берега не видно.
Закружит волна кружение,
вот
 и кораблекрушение.
Вдруг —
            обрадован моряк:
загорается маяк.
В самой темени как раз
показался красный глаз.
Поморгал —
 и снова нет,
и опять зажегся свет.
Здесь, мол, тихо —
                   все суда
заплывайте вот сюда.
Бьется в стены шторм и вой.
Лестницею винтовой
каждый вечер,
                   ближе к ночи,
на маяк идет рабочий.
Наверху фонарище —
яркий,
            как пожарище.
Виден он
             во все моря,
нету ярче фонаря.
Чтобы всем заметиться,
он еще и вертится.
Труд большой рабочему —
простоять всю ночь ему.
Чтобы пламя не погасло,
подливает в лампу масло,
И чистит
             исключительное
стекло увеличительное.
Всем показывает свет —
здесь опасно или нет.
Пароходы,
                 корабли
запыхтели,
                 загребли.
Волны,
                как теперь ни ухайте,—
все, кто плавал, —
                 в тихой бухте.
Нет ни волн,
                 ни вод,
                        ни грома, детям сухо,
                дети дома.
Кличет книжечка моя:
— Дети,
                будьте как маяк!
Всем,
 кто ночью плыть не могут,
освещай огнем дорогу. —
Чтоб сказать про это вам,
этой книжечки слова
и рисуночков наброски
сделал
                дядя
                           Маяковский.

Майская песенка

Маяковский Владимир Владимирович

Зеленые листики —
и нет зимы.
Идем
          раздольем чистеньким —
и я,
      и ты,
              и мы.
Весна сушить развесила
свое мытье.
Мы молодо и весело
идем!
         Идем!
                 Идем!
На ситцах, на бумаге —
огонь на всем.
Красные флаги
несем!
         Несем!
                 Несем!
Улица рада,
весной умытая.
Шагаем отрядом,
и мы,
         и ты,
                 и я.

Сохранить место где я читал(а)
ошибка в текстеНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter
 

Сообщение об ошибке отправлено