Рассказ Каменка - плясунья

минута на чтение

    Увидел я в степи птичку: весёлую, бойкую и красивую. А как называется — не знаю. Спрашиваю у ребят.
— КАМЕНКА! — отвечают. — По камням прыгает, мух на камнях ловит. Потому и КАМЕНКА.
— Нет! — говорят другие. — Эта птичка — ПЛЯСУН. Смотри, какие она коленца выделывает!
    И верно: крыльями взмахивает, подскакивает, приседает, кланяется. То и дело приплясывает, да ещё и вприсядку! Настоящий ПЛЯСУН.
    Но третьи с таким названием не соглашаются.
— Это, — говорят, — птичка НОРУШКА. Раз! — и юркнула в норку. От ястреба в норке прячется и гнездо в норке вьёт. НОРУШКА она!
— Нет! — говорят четвёртые. — Не каменка, не плясунья, не норушка, а ПЕРЕСМЕШКА! Овцу, жеребёнка, собаку может передразнить. Перепелом, зуйком, жаворонком просвистеть. ПЕРЕСМЕШКА она, так и пишите.
— Не пишите! — говорят пятые. — Не торопитесь! Птичку эту мы называем НАЕЗДНИК. Смотрите: верхом на суслике скачет!
    Смотрю. Ну верхом не верхом, а зависла над сусликом, крылышками жужжит, лапками в спину тычет — гонит суслика от своей норки. Издали и в самом деле кажется, что верхом на суслике скачет. Как цирковой наездник.
— Не наездник, а СТОРОЖ! — Это уже шестые мне говорят. — Сторожит она сусличье поселение. Чуть орёл из-за облака или лиса из-за камня — бьёт птичка тревогу. Запрыгает, засвистит. Суслики — по домам, только пыль фонтанчиками из нор!
    Шесть названий у птички, и все подходящие. Какое же выбрать и записать? И выбрал я... седьмое! Натуралисты, оказывается, называют её КАМЕНКОЙ-ПЛЯСУНЬЕЙ. Тоже подходящее имя. Так и запишем.


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Многие годы совхозное стадо паслось на большом лугу речушки Каменки. Места здесь были тихие, раздольные, с невысокими, но сочными травами. Правда, Каменка от лета к лету мельчала, да и луг к середине июля покрывался бестравными сухими лысинами, и все же пока и...
Ну и погодка, чтоб ей ни дна ни покрышки! Дождь, слякоть, холод, прямо — бр-р-р!.. В такую погоду добрый хозяин собаку из дому не выпустит.     Решил и я свою не выпускать. Пусть дома сидит, греется. А сам взял бинокль, оделся потеплее, надвинул на лоб капюшо...
И все-таки удивительно это — лес! Ели, сосны, ольха, дубы, осины и, конечно, березы. Как эти, что стоят отдельной семейкой на опушке: всякие — молодые и старые, прямые и кургузые, красивые и вовсе вроде бы не симпатичные на взгляд. Но почему-то сюда тянет. Тян...