Рассказ Кузя двухвостый

2 минуты на чтение

    Сергейке очень хотелось поймать какую-нибудь птичку, особенно кузю — большую белощёкую синицу. Уж очень они — кузи — весёлые, бойкие, смелые.
    Клетка у Сергейки была, а западню ему дали товарищи. На три дня дали.
    И в первый же День Сергейке попался в западню кузя.
    Сергейка принёс его домой и стал пересаживать из западни в клетку. Но кузя так бился, дрался и клевался, что Сергейка ненарочно выдрал у него несколько перьев из хвоста. И стал кузя двухвостый: сзади по бокам торчат перья вилочкой, а посередине ничего нет.
    Сергейка подумал: "Куда мне двухвостого! Мальчишки засмеют, скажут: "общипанный, в суп его надо".
    И решил кузю выпустить и наловить других птиц. Два дня ещё оставалось у него.
    А кузя прыгает себе с жёрдочки на жёрдочку, перевёртывается вниз головой, как обезьяна, и долбит своим крепким клювиком зёрна. Солнце в комнату заглянет, он запоёт:
— Зин-зи-вер, зин-зи-веррр! — так весело, звонко. Будто никогда и на воле не был, всегда жил в клетке.
    Сергейка стал его выгонять из клетки, — кузя как крикнет:
— Пинь-пинь-черрр! — как зашипит на него!
    Пришлось выставить клетку в окно и открыть дверцу. Улетел кузя. Сергейка опять западню поставил.
    Утром приходит и ещё издали видит: захлопнута западня, кто-то попался. Подошёл, а в западне кузя сидит. Да не какой-нибудь, а тот самый: двухвостый!
— Кузенька! — взмолился Сергейка. — Ты же мешаешь других птиц ловить. Один только день и остался мне ловить их.
    Он взял западню с кузей и пошёл прочь от дома. Шёл-шёл, пришёл в середину леса и там выпустил кузю. Кузя крикнул:
— Пинь-пинь-черрр! — и скрылся в чаще.
    Сергейка вернулся домой и опять поставил западню.
    На другой день приходит, — опять кузя двухвостый в западне!
— Пинь-пинь-черрр!
    Чуть не расплакался Сергейка. Выгнал кузю И отнёс западню хозяевам.
    Прошло несколько дней, Сергейка скучал и уже стал думать: "Зачем я кузю выгнал? Хотя и двухвостый, а какой весёлый".
    Вдруг за окном:
— Пинь-пинь-черррр!
    Сергейка открыл окно, и кузя сейчас же влетел в избу. Прилепился к потолку, перелетел на стену, увидал таракашку, тюкнул его носом и съел.
    И стал кузя жить в избе у Сергейки. Захочет, — в клетку залетит, зёрнышек поклюёт, выкупается в ванночке и опять вылетит: Сергейка клетку не закрывал, Захочет, — по всей избе летает, тараканов ищет.
    Склевал всех тараканов, крикнул "пинь-пинь-черрр!" и улетел.


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Когда началась война, Коля Соколов умел считать до десяти. Конечно, это мало считать до десяти, но бывают дети, которые и до десяти считать не умеют.     Например, я знал одну маленькую девочку Лялю, которая считала только до пяти. И то, как она считала? Она ...
Писать даже маленькие рассказы — довольно трудное занятие. Хотя бы потому, что всё время нужно придумывать что-то совершенно новое, не повторять себя и то, что уже сделано другими. В основном, в этом и заключается трудность. Ведь во многих других специальностя...
И все-таки удивительно это — лес! Ели, сосны, ольха, дубы, осины и, конечно, березы. Как эти, что стоят отдельной семейкой на опушке: всякие — молодые и старые, прямые и кургузые, красивые и вовсе вроде бы не симпатичные на взгляд. Но почему-то сюда тянет. Тян...
Пшеница в этом году в колхозе уродилась богатая. Хорошо удобрили колхозники землю, глубоко вспахали, сортовыми семенами засевали поле — вот и хлеба на трудодни досталось много. Алёнкина мать напекла пшеничных лепёшек с творогом. Алёнка взяла себе лепёшку, и Ал...
На каникулы выдался сильный мороз. Москва стояла белая, нарядная; в скверах застывшие деревья закудрявились от инея. Юра и Саша бежали с катка. Мороз колол им щеки, пробирался сквозь варежки к закоченевшим пальцам.     До дома было уже недалеко, но, пробегая ...
Алёнка вылезла из лужи и сказала: — А вода до чего тёплая!     И побежала по улице, по всем лужицам и калужинкам. Таня бросилась за ней.     Они догоняли друг друга, шлёпали босыми ногами по воде, поднимали весёлые брызги и смеялись.     Вдруг Алёнка остан...