Рассказ Леденец

2 минуты на чтение

    Мама уходила из дому и сказала Мише:
— Я ухожу, Мишенька, а ты веди себя хорошо. Не шали без меня и ничего не трогай. За это подарю тебе большой красный леденец.
    Мама ушла. Миша сначала вёл себя хорошо: не шалил и ничего не трогал. Потом он только подставил к буфету стул, залез на него и открыл у буфета дверцы. Стоит и смотрит в буфет, а сам думает:
    "Я ведь ничего не трогаю, только смотрю".
    А в буфете стояла сахарница. Он взял её и поставил на стол: "Я только посмотрю, а ничего трогать не буду", — думает.
    Открыл крышку, а там что-то красное сверху.
— Э, — говорит Миша, — да это ведь леденец. Наверно, как раз тот самый, который мне обещала мама.
    Он запустил в сахарницу руку и вытащил леденец.
— Ого, — говорит, — большущий! И сладкий, должно быть.
    Миша лизнул его и думает: "Пососу немножко и положу обратно".
    И стал сосать. Пососёт, пососёт и посмотрит, много ли ещё осталось. И всё ему кажется много.
    Наконец леденец стал совсем тоненький, со спичку. Toгдa Мишенька положил его обратно в сахарницу.
    Стоит, пальцы облизывает, смотрит на леденец, а сам думает: "Съем я его совсем. Всё равно мне мама отдаст. Ведь я хорошо себя веду: не шалю и ничего такого не делаю".
    Миша достал леденец, сунул в рот, а сахарницу хотел на место поставить. Взял её, а она прилипла к рукам — и бух на пол! Разбилась на две половинки. Сахар рассыпался.
    Миша перепугался: "Что теперь мама скажет!" Взял он две половинки и прислонил друг к дружке. Они ничего, держатся. Даже незаметно, что сахарница, разбита. Он сложил сахар обратно, накрыл крышкой и осторожно поставил в буфет.
    Наконец мама приходит:
— Ну, как ты себя вёл?
— Хорошо.
— Вот умница! Получай леденец.
    Мама открыла буфет, взяла сахарницу... Ах! .. Сахарница развалилась, сахар посыпался на пол.
— Что же это такое? Кто сахарницу разбил?
— Это не я. Это она сама...
— Ах, сама разбилась! Ну, это понятно. А леденец-то куда девался?
— Леденец... леденец... Я его съел. Я себя вёл хорошо, ну и съел его. Вот...


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Когда началась война, Коля Соколов умел считать до десяти. Конечно, это мало считать до десяти, но бывают дети, которые и до десяти считать не умеют.     Например, я знал одну маленькую девочку Лялю, которая считала только до пяти. И то, как она считала? Она ...
Писать даже маленькие рассказы — довольно трудное занятие. Хотя бы потому, что всё время нужно придумывать что-то совершенно новое, не повторять себя и то, что уже сделано другими. В основном, в этом и заключается трудность. Ведь во многих других специальностя...
И все-таки удивительно это — лес! Ели, сосны, ольха, дубы, осины и, конечно, березы. Как эти, что стоят отдельной семейкой на опушке: всякие — молодые и старые, прямые и кургузые, красивые и вовсе вроде бы не симпатичные на взгляд. Но почему-то сюда тянет. Тян...
В большую перемену вожатая октябрятской звездочки сказала:  — Ребята, видите, сколько снега навалило? Всё закрыло кругом — и землю и деревья. В такую снежную зиму птицам очень плохо: им совсем негде добывать корм. Птицы на нас с весны до осени работают — жучк...
Над полянами и лесом все чаще и чаще светит солнышко. Потемнели в полях дороги, посинел на реке лед. Прилетели белоносые грачи, торопятся поправлять свои старые растрепанные гнезда.     Зазвенели по скатам ручьи. Надулись на деревьях смолистые пахучие почки. ...
На каникулы выдался сильный мороз. Москва стояла белая, нарядная; в скверах застывшие деревья закудрявились от инея. Юра и Саша бежали с катка. Мороз колол им щеки, пробирался сквозь варежки к закоченевшим пальцам.     До дома было уже недалеко, но, пробегая ...