Рассказ Метро

3 минуты на чтение

    Мы с мамой и Вовкой были в гостях у тёти Оли в Москве. В первый же день мама и тётя ушли в магазин, а нас с Вовкой оставили дома. Дали нам старый альбом с фотографиями, чтоб мы рассматривали. Ну, мы рассматривали, рассматривали, пока нам не надоело.
    Вовка сказал:
— Мы так и Москву не увидим, если будем целый день дома сидеть!
    Стали в окно глядеть. Напротив — станция метро.
    Я говорю:
— Пойдём на метро покатаемся.
    Пришли мы на станцию, взяли билеты и поехали под землёй.
    Сначала показалось страшно, а потом ничего, интересно. Проехали две остановки, вылезли.
    "Осмотрим, — думаем, — станцию — и назад".
    Стали осматривать станцию, а там лестница движется. Люди по ней вверх и вниз едут. Стали и мы кататься: вверх и вниз, вверх и вниз… Ходить совсем не надо, лестница сама возит.
    Накатались по лестнице, сели на поезд и поехали обратно. Слезли через две остановки, смотрим — не наша станция!
— Наверно, мы не в ту сторону поехали, — говорит Вовка.
    Сели мы на другой поезд, поехали в обратную сторону.
    Приезжаем — опять не наша станция!
— Надо спросить кого-нибудь, — говорит Вовка.
— А как же ты спросишь? Ты знаешь, на какой станции мы садились?
— Нет. А ты?
— Я тоже не знаю.
— Давай ездить по всем станциям, может, отыщем как-нибудь, — говорит Вовка.
    Стали мы ездить по станциям. Ездили, ездили, даже голова закружилась.
    Вовка стал хныкать:
— Пойдём отсюда!
— Куда же мы пойдём?
— Всё равно куда! Я наверх хочу.
— А что тебе наверху делать?
— Не хочу под землёй!
    И начал — реветь.
— Не надо, — говорю, — плакать. В милицию заберут.
— Пусть забирают! Э-э-э!..
— Ну, пойдём, пойдём, — говорю. — Не реви только. Вон милиционер уже смотрит на нас!
    Схватил его за руку — и скорей на лестницу. Поехали вверх. "Куда же нас вывезет? — думаю. — Что теперь с нами будет?"
    Вдруг смотрим — навстречу нам мама с тётей Олей по другой лестнице едут. Я как закричу:
— Мама!
    Они увидели нас и кричат:
— Что вы здесь делаете?
    А мы кричим:
— Мы никак выбраться отсюда не можем!
    Больше ничего крикнуть не успели: нас лестница вверх утащила, а их вниз. Приехали мы наверх — и скорей по другой лестнице вниз, за ними вдогонку. Вдруг смотрим — а они снова навстречу едут! Увидели нас и кричат:
— Куда же вы? Почему нас не подождали?
— А мы за вами поехали!
    Приезжаем вниз. Я говорю Вовке:
— Подождём. Они сейчас к нам приедут.
    Ждали мы, ждали, а их всё нет и нет.
— Наверно, они нас ждут, — говорит Вовка. — Поедем.
    Только поехали, а они снова навстречу.
— Мы вас ждали, ждали!.. — кричат.
    А вокруг все хохочут.
    Приехали мы снова наверх — и опять поскорей вниз. Поймали наконец их. Мама начала бранить нас за то, что ушли без спросу, а мы стали рассказывать, как потеряли станцию. Тётя говорит:
— Не понимаю, как это вы потеряли станцию? Я тут каждый день езжу, а ещё ни разу станцию не потеряла. Ну, поедем домой.
    Сели мы на поезд. Поехали.
— Эх вы, пошехонцы! — говорит тётя. — Искали рукавицы, а они за поясом. В трёх соснах заблудились. Потеряли станцию!
    И вот так всю дорогу смеялась над нами.
    Приезжаем на станцию, тётя посмотрела вокруг и говорит:
— Тьфу! Совсем вы меня запутали! Нам на Арбат надо, а мы на Курский вокзал приехали. Не в ту сторону сели.
    Пересели мы на другой поезд и поехали обратно. И тётя уже больше не смеялась над нами. И пошехонцами не называла.


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Когда началась война, Коля Соколов умел считать до десяти. Конечно, это мало считать до десяти, но бывают дети, которые и до десяти считать не умеют.     Например, я знал одну маленькую девочку Лялю, которая считала только до пяти. И то, как она считала? Она ...
Писать даже маленькие рассказы — довольно трудное занятие. Хотя бы потому, что всё время нужно придумывать что-то совершенно новое, не повторять себя и то, что уже сделано другими. В основном, в этом и заключается трудность. Ведь во многих других специальностя...
И все-таки удивительно это — лес! Ели, сосны, ольха, дубы, осины и, конечно, березы. Как эти, что стоят отдельной семейкой на опушке: всякие — молодые и старые, прямые и кургузые, красивые и вовсе вроде бы не симпатичные на взгляд. Но почему-то сюда тянет. Тян...
Пшеница в этом году в колхозе уродилась богатая. Хорошо удобрили колхозники землю, глубоко вспахали, сортовыми семенами засевали поле — вот и хлеба на трудодни досталось много. Алёнкина мать напекла пшеничных лепёшек с творогом. Алёнка взяла себе лепёшку, и Ал...
На каникулы выдался сильный мороз. Москва стояла белая, нарядная; в скверах застывшие деревья закудрявились от инея. Юра и Саша бежали с катка. Мороз колол им щеки, пробирался сквозь варежки к закоченевшим пальцам.     До дома было уже недалеко, но, пробегая ...
Алёнка вылезла из лужи и сказала: — А вода до чего тёплая!     И побежала по улице, по всем лужицам и калужинкам. Таня бросилась за ней.     Они догоняли друг друга, шлёпали босыми ногами по воде, поднимали весёлые брызги и смеялись.     Вдруг Алёнка остан...