Рассказ Снегирушка-милушка

минута на чтение

    Жил у нас с бабушкой летом снегирушка. Грудка розовая, как кисель. Ручной совсем. Такой милушка! И очень музыку любил. Заведёшь патефон — он сейчас насвистывать.
    Мы ему всё больше ставили старинную песенку про охотника и зайку. Он и выучил её. Целыми днями, бывало, свистит себе из своей большой проволочной клетки:
            Шёл охотничек лесочком.
            Вот идёт, идёт, глядит, —
            А под кустичком-кусточком,
            А под кустичком-кусточком
            Заинька сидит…
    Так славно насвистывал — все удивлялись.
    А потом, осенью, — заболел. Заболел наш снегирушка — и смолк. Сидит — хохлится, зёрна не клюёт и молчит.
    Пёрышки у него стали падать. Это он линял. Долго линял — хохлился. А когда перелинял и выздоровел, — опять повеселел.
    Повеселеть-то повеселел снегирушка, а песенку нашу любимую забыл. Насвистывает что-то своё, птичье, а про зайку — никак. Хотя мы ему по-прежнему патефон заводили.
    Заведём — он слушает, слушает… Смирно сидит, будто что-то вспомнить силится, — и не может.
    К зиме мы кота взяли у соседей, большого, серого: очень нас мыши одолели. Тут уж снегирушка и совсем замолк.
    Раз солнечным весенним утром мы опять поставили эту пластинку:
            — Ну-тка, борзая, хватай-ка! —
            Тут охотничек сказал.
    Снегирушка ни гу-гу.
    Я и говорю бабушке:
— Я не знал, что птичкам так тяжело линять.
    Наш снегирушка совсем слух потерял, как маленькая Маша после кори.
    Бабушка говорит:
— Может быть, это он кота боится. Надо кота унести.
    А снегирушка из клетки вдруг как засвистит:
            — Я не ваш! — ответил зайка,
            — Я не ваш! — ответил зайка, —
            Прыг — и ускакал!
    Мы так и ахнули: вспомнил ведь песенку, милушка!


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Когда началась война, Коля Соколов умел считать до десяти. Конечно, это мало считать до десяти, но бывают дети, которые и до десяти считать не умеют.     Например, я знал одну маленькую девочку Лялю, которая считала только до пяти. И то, как она считала? Она ...
Писать даже маленькие рассказы — довольно трудное занятие. Хотя бы потому, что всё время нужно придумывать что-то совершенно новое, не повторять себя и то, что уже сделано другими. В основном, в этом и заключается трудность. Ведь во многих других специальностя...
И все-таки удивительно это — лес! Ели, сосны, ольха, дубы, осины и, конечно, березы. Как эти, что стоят отдельной семейкой на опушке: всякие — молодые и старые, прямые и кургузые, красивые и вовсе вроде бы не симпатичные на взгляд. Но почему-то сюда тянет. Тян...
Пшеница в этом году в колхозе уродилась богатая. Хорошо удобрили колхозники землю, глубоко вспахали, сортовыми семенами засевали поле — вот и хлеба на трудодни досталось много. Алёнкина мать напекла пшеничных лепёшек с творогом. Алёнка взяла себе лепёшку, и Ал...
На каникулы выдался сильный мороз. Москва стояла белая, нарядная; в скверах застывшие деревья закудрявились от инея. Юра и Саша бежали с катка. Мороз колол им щеки, пробирался сквозь варежки к закоченевшим пальцам.     До дома было уже недалеко, но, пробегая ...
Алёнка вылезла из лужи и сказала: — А вода до чего тёплая!     И побежала по улице, по всем лужицам и калужинкам. Таня бросилась за ней.     Они догоняли друг друга, шлёпали босыми ногами по воде, поднимали весёлые брызги и смеялись.     Вдруг Алёнка остан...