Рассказ Совсем одинаковые

7 минут на чтение

    Мама защёлкнула чемодан и надела шляпку.
– Вот, – сказала она, – Николай и Андрюша, слушайте внимательно. Здесь, в левом ящике,лежат запасные ленточки. Нарочно сегодня ходила в магазин, четыре метра купила.
– Четыре метра? – удивился папа. – Милок, зачем же так много? Неужели по метру в каждую косичку?
– Они очень часто теряют. Я же говорю – это запас. Вот, Николай, посмотри сюда. Два метра голубой и два розовой. Розовая – для Вари, а голубая – для Вали. Не перепутайте, пожалуйста.
– Не беспокойся, милок, всё сделаем. Позволь, как, как ты сказала? Для Вали? То есть для Вари?
    Мама повторила терпеливо:
– Розовая – для Вари, а для Вали – голубая.
– Да ведь я, мама, знаю, – сказал Андрюша.
– Постой, Андрюшка… – Папа сдвинул брови и повторил несколько раз: – Валя – голубая… Варя-розовая. Ва-л-ля… гол-лу… гол-лубая… Вар-р-ря – р-розовая! Прекрасно! Очень легко запомнить!
– А ну-ка проверим! – сказал Андрюша. – Папа, это кто?
– С голубыми косичками – значит, Валя, – твёрдо ответил папа.
– А это кто? – спросила Валя, показывая на сестрёнку.
– А эта с розовыми косичками – значит, Варя!
– Запомнил! Запомнил! – радостно закричали ребята. – Мама! Наконец-то запомнил!
    Дело в том, что Валя и Варя были близнецы и так похожи друг на друга, что различать их без ленточек умела только одна мама. К тому же и платьица и шубки – всё у них было тоже одинаковое.
    А папа только недавно вернулся из далёкой северной экспедиции и всё время путал своих доночек. Конечно, он знал, как похожи близнецы, но всё-таки каждый раз, видя их рядом, качал головой и говорил:
– Нет, это удивительно! Ну совсем, совсем одинаковые!
    Папа взглянул на часы и снял с вешалки мамино пальто.
– Пожалуйста, не волнуйся, ничего мы не перепутаем, всё сделаем как надо. К тому же ты уезжаешь на две недели только! Если несколько раз мы назовём по ошибке Валю Варей, ничего особенного…
– Николай! – Мама сунула правую руку мимо рукава и сказала огорчённо: – Значит, ты всё, всё забыл! Ведь я же повторяла тебе несколько раз: доктор сказал, чтоб Вале гулять как можно больше, а Варе совсем нельзя и лекарство три раза в день…
– Помню, помню! – виноватым голосом ответил папа. – Вот из этой бутылочки. Не беспокойся, милок.
– Всё сделаем! – докончил Андрюша.
    И мама уехала. Это было в субботу. В воскресенье можно было не торопиться вставать, поэтому все проспали. Первыми, впрочем, подскочили близнецы, которым даже и в будни торопиться было решительно некуда. К тому времени, когда папа вышел из ванной, приглаживая мокрые волосы, Варя уже успела потерять левую розовую ленточку.
– Неважно, – сказал папа, – у нас есть большой запас. Сколько отрезать? Полметра хватит? Идите сюда, девочки, я причешу вас.
– Папа, – спросил Андрюша, – а заплести ты сумеешь?
– Надеюсь, что да. Мне приходилось успешно выполнять более сложные задания.
    Светлые мягкие волосёнки послушно разделились на пробор.
– Ты не так заплетаешь, папа, – сказал через минуту Андрюша.
– Нет, так.
– Нет, не так. Мама вплетает ленточку вместе с волосами, а ты просто завязал бант на хвостике – и ладно.
– Неважно, – сказал папа, – так даже красивее. Видишь, какие у меня банты большие, а у мамы на банты ничего не остаётся.
– Зато прочнее.
– Вот что, Андрей, довольно критику наводить. Что мама велела? Гулять как можно больше. Пейте молоко, забирай Валюшку и отправляйся. А мы с Варей займёмся уборкой.
    После уборки и гуляния папа с Андрюшей готовили обед, мыли посуду и долго отскрёбывали ножами и чистили пригоревшую сковородку. Наконец папа сказал «уф» и лёг на диван с книгой в руках. Однако очень скоро книга захлопнулась сама, папины глаза тоже закрылись сами, и папа заснул. Его разбудили громкие голоса.
– Папа! – кричал Андрюша. – Близнецы потерялись!
    Папа вскочил как по сигналу боевой тревоги:
– Кто?.. Где?.. Да вот же они! Ну можно ли, Андрюшка, так пугать человека!
– То есть не потерялись, а перепутались. Мы в прятки играли… И под столами, и под вешалкой – ну и задевались куда-то все четыре ленточки. Я же говорил, что не так заплетаешь!
– Валя! Варя! Подите сюда!
    Перед папой стояли две совершенно одинаковые дочки, смотрели на него одинаковыми весёлыми глазами, и даже растрёпаны они были совершенно одинаково.
– Неважно! – засмеялся папа. – У нас ещё три с половиной метра этих ленточек. Я теперь хорошо помню: голубую – Вале, а Варе…
– Эх, папа, папа! Ну а как же ты их теперь различишь – какая которая?
– Да очень просто! Говорить-то ведь они умеют. Большие девочки… Тебя как зовут?
– Вая.
– А тебя?
– Вая.
    Картавили близнецы тоже совсем одинаково. Папа задумался:
– Неаккуратно это у нас получается… Как же быть, Андрюшка? Ведь Варе уже пора лекарство принимать, а Вале – гулять как можно больше!
    За дверью раздалось знакомое покашливание.
– Дедушка! – радостно крикнули ребята. Дедушка поздоровался со всеми и стал протирать очки:
– Гулять, говорите, нужно? Вот я и пришёл пораньше, чтобы погулять с Валечкой. Я и мамочке обещал.
– Вы пришли как раз вовремя, Константин Петрович! – сказал папа. – Видите ли, у нас… то есть… Ну, короче говоря, близнецы перепутались! – И рассказал дедушке, что произошло.
– Как же это ты так, Николай? – Дедушка с упрёком посмотрел на папу. – Родной, можно сказать, отец, а родных, можно сказать, дочек перепутал.
– Что же делать, Константин Петрович, виноват, конечно! Да ведь когда я уезжал, они совсем чуть-чуточные были. Позвольте, Константин Петрович! А вы-то сами? Родной, можно сказать, дедушка? И родных, можно сказать, внучек… А ну-ка, где Валя? Где Варя? Какая которая?
    Дедушка медленно надел очки и посмотрел на внучек:
– Кхм! Кхм!.. Н-да! То-есть… Кхм!.. Кхм!.. Очки у меня слабоваты стали! Не по глазам уже. Вот если бы мне очки посильнее…
    Андрюша засмеялся громче всех.
– А уже тебе, Андрей, совсем стыдно, – сказал папа, – и не уезжал никуда, видишь их каждый день…
– Да, да, – поддержал папу дедушка, – без очков, и глаза у тебя молодые, а родных, можно сказать, сестрёнок…
– Что же я-то? – оправдывался Андрюша. – Я ничего. Я их до болезни очень хорошо различал: Варя была потолще. А в больнице они похудели по-разному и стали совсем одинаковые!
    Папа решительно подошёл к буфету, взял пузырёк с лекарством.
– А ну-ка, Варя, – сказал он, – иди-ка сюда, пора лекарство пить. Девочки! Кому я давал лекарство сегодня утром?
    Валя и Варя переглянулись и ничего не ответили.
– Эх, папа! – зашептал Андрюша. – Разве они скажут? Кому охота лекарство пить? Оно ведь горькое.
– Что же, – сказал папа, – попробуем по-другому. А ну-ка, дочки, кто сейчас пойдёт с дедушкой гулять как можно больше? Валя, иди сюда, я тебе косички заплету и надену шубку.
    Он помахал голубыми лентами. Девочки опять посмотрели друг на друга, лица у них стали грустные, но молчали обе.
– В чём дело, Андрюша? – тихо спросил папа. – Почему же теперь не отзывается Валя? Ведь они любят гулять с дедушкой?
– Конечно, любят, – ответил Андрюша. – Потому Валя и молчит. Варя дома остаётся, а Вале её жалко!
– Молодец эта Валя! – одобрительно сказал папа. – Я её уважаю.
– А Варю? – спросил Андрюша. – Знаешь, папа, пожалуй, если бы было наоборот… Варе – гулять, а Вале – пить лекарство… Папа, стой! Дедушка, стой! Я знаю, что нужно делать!
    Андрюша подбежал к буфету.
– Вот, – сказал он очень довольный и вынул вазочку, в которой лежал большой пряник. – Один только остался. Как раз то, что нам нужно! Возьми! – протянул он пряник одной из девочек. – Раздели пополам, себе возьми и сестре дай!
    Близнецы одинаково заулыбались, тоже очень довольные. Девочка взяла пряник и старательно разломила его.
    Разломился пряник, впрочем, не совсем пополам, один кусок оказался заметно больше другого. Этот кусок девочка оставила себе, а тот, что поменьше, протянула сестрёнке.
– Варя! – со смехом закричал Андрюша. – Вот Варя! Вплетай скорее розовую ленточку! Это Варя!
– Ничего не понимаю, – сказал папа.
– Ты видел, папа, она себе больше взяла! Уж если бы Валя делила, было бы точно как в аптеке! А если бы даже неровно разломилось – всё равно она бы себе поменьше оставила, а Варе – побольше. Уж она у нас такая! Дедушка! Иди гулять с Валей! Папа! Давай Варе лекарство!
    Андрюша смеялся, близнецы заплакали, дедушка, улыбаясь, ушёл гулять с Валей.
    А папа расстроился. Он посадил Варю себе на колени, старательно вплетал розовые ленточки в светлые волосёнки – по-маминому вплетал, чтобы не потерялись, – и грустно приговаривал:
– Эх, дочка, дочка! А я-то думал, что вы у меня совсем-совсем одинаковые!


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

К Витиному брату пришел товарищ, бросил на стул шапку и сказал:  — Потерянный у меня день.     Когда товарищ ушел, Витя спросил брата:  — Как это может потеряться день? Разве не все дни одинаковые?  — Дни все одинаковые по времени,— сказал брат, но они бывают ...
Думаете, все зайцы одинаковые, все трусы? Нет, зайцы тоже разные бывают. Спросите вот моего сынишку, какого мы раз поймали скандалиста.     Мы были на охоте в лесу. Втроём: сынишка, я и Джим. Джим — это собачка наша. Коротконожка, уши до земли, хвостик куцый. ...
Я давно уже заметил, что взрослые задают маленьким очень глупые вопросы. Они как будто сговорились. Получается так, словно они все выучили одинаковые вопросы и задают их всем ребятам подряд. Я так к этому делу привык, что наперед знаю, как все произойдет, если...
Вот и весна пришла. На небе засияло яркое солнышко. Стало тепло на дворе, даже не нужно было пальто надевать — совсем как летом. Из-под земли вылезла зеленая травка. Молодые липки на улице еще вчера стояли совсем-совсем голые, а сегодня они в один день покрыли...
ЕЛКА     Двадцать четвертого декабря детям советника медицины Штальбаума весь день не разрешалось входить в проходную комнату, а уж в смежную с ней гостиную их совсем не пускали. В спальне, прижавшись друг к другу, сидели в уголке Фриц и Мари. Уже совсем стем...
1     В Синем море жил-был маленький Рак. И жилось ему очень плохо, так плохо, что он никак не мог понять, почему море называют Синим — ему-то оно казалось совсем, совсем серым...     Да, это было очень странно!     Ведь море было действительно синее-синее,...