Рассказ Спина, которая загорела

минута на чтение

    В пионерлагере я решил загорать. Пусть все скажут: смотрите! Каким был, а каким стал!
    Кто куда, а я майку долой, чтоб никто не заметил. И ползком, ползком в сторону. В первый день солнца не было. И я все под дождем сидел. Зря, правда. Но я думал, солнце появится. Один день, в общем, зря пропал. Ну, а потом пошло дело. Солнце вовсю светило. И я вовсю загорел. Спина просто черная стала. Как раз время всем показать.
    Показываю спину Славке. А он ничего не говорит.
— Ты что, не видишь, — говорю, — спина у меня какая?
    Он внимательно посмотрел и говорит:
— Пупырчатая.
— А еще что видишь?
— А-а-а… — говорит, — теперь вижу.
    И как даст мне по спине ладонью!
— Большой комар, — говорит, — сидел.
— Да ты еще погляди.
— Больше нет комаров, — говорит.
    И ушел.
    Показал спину Димке.
— Видишь?
— Вижу, — говорит. — Спина.
— А больше ты ничего не видишь?
— Ничего там больше нет, — говорит.
    Поругались мы с ним.
    Степку встретил. Показываю ему спину.
— Видал? — говорю.
— И я так могу, — говорит.
    И тоже выгнул спину.
    Я как заору:
— Да что ты — не видишь, что спина у меня загорелая?!
— Ну и что? — говорит.
    Повернулся и пошел. Смотрю я на его спину и вижу, что она у него здорово загорелая. Ничуть не меньше моей. Только вот почему он ее никому не показывает — непонятно!


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

У нас был старый старик, Пимен Тимофеич. Ему было девяносто лет. Он жил у своего внука без дела. Спина у него была согнутая, он ходил с палкой и тихо передвигал ногами. Зубов у него совсем не было, лицо было сморщенное. Нижняя губа его тряслась; когда он ходил...
Когда началась война, Коля Соколов умел считать до десяти. Конечно, это мало считать до десяти, но бывают дети, которые и до десяти считать не умеют.     Например, я знал одну маленькую девочку Лялю, которая считала только до пяти. И то, как она считала? Она ...
Писать даже маленькие рассказы — довольно трудное занятие. Хотя бы потому, что всё время нужно придумывать что-то совершенно новое, не повторять себя и то, что уже сделано другими. В основном, в этом и заключается трудность. Ведь во многих других специальностя...
И все-таки удивительно это — лес! Ели, сосны, ольха, дубы, осины и, конечно, березы. Как эти, что стоят отдельной семейкой на опушке: всякие — молодые и старые, прямые и кургузые, красивые и вовсе вроде бы не симпатичные на взгляд. Но почему-то сюда тянет. Тян...
На улице было жарко, солнце лежало и на траве и на дороге. И только под телегой, которая стояла у двора, притаился кусочек тени и холодку.     Таня и Алёнка залезли под телегу со своими куклами. – Это будет наш дом. Ладно, Алёнка? – Ладно. – Мы тут обедать...
На каникулы выдался сильный мороз. Москва стояла белая, нарядная; в скверах застывшие деревья закудрявились от инея. Юра и Саша бежали с катка. Мороз колол им щеки, пробирался сквозь варежки к закоченевшим пальцам.     До дома было уже недалеко, но, пробегая ...