Рассказ Трубачи

минута на чтение

    Я думал, играть на трубе — пустяк. Дуешь себе, а она играет. Но оказалось, это совсем не так.
    Однажды горнист на пляж ушёл, а мы с Вовкой его трубу взяли. Поиграем, думаем, две-три песни, а потом на место положим.
    Вовка спрашивает:
— Ну, что сыграть?
— Сыграй, — говорю, — про весёлый ветер.
— Пожалуйста, — говорит, — у меня слух хороший. Вовка поднял трубу кверху и стал что есть мочи дуть. Но звука не получилось.
— Наверное, — говорю, — ты слабо дуешь.
— Да нет, — говорит, — я во всю силу дую. — И стал так дуть, что я думал, он лопнет. У него даже уши красные стали.
— А ну, дай–ка мне, — говорю.
    Я тоже дул, дул, — никакого звука!
— Ты прав, не дудит труба.
— Может, мы не так дуем?
— А как же ещё надо дуть?
— Ну, как-нибудь по-другому.
    Попробовали мы ещё по разу. Всё зря. Не дудит труба.
    Тут как раз приходил Миша Зябликов. Дали ему подудеть. Может, он сможет.
    Миша дунул — тоже ни звука.
    Потом ещё появились ребята. Они тоже по очереди в трубу дули. А звука всё не было.
    Потом вдруг Коля дунул — звук вырвался. Слабый звук, но всё же. Мы загалдели.
    Пусть объяснит, — кричим, — как это вышло!
    …А он сам не знает.
— Я, — говорит, — всё дул, дул, и вдруг — бац! — загудело!
    Сколько он после ни дул — всё впустую.
    Пришлось положить трубу на место. Испорченная труба — дело ясное.
    А вечером вдруг слышим звуки. Переливаются над лагерем, звенят.
    Это наш горнист Лёва играл на трубе.
    Просто чудо!..


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Писать даже маленькие рассказы — довольно трудное занятие. Хотя бы потому, что всё время нужно придумывать что-то совершенно новое, не повторять себя и то, что уже сделано другими. В основном, в этом и заключается трудность. Ведь во многих других специальностя...
Когда началась война, Коля Соколов умел считать до десяти. Конечно, это мало считать до десяти, но бывают дети, которые и до десяти считать не умеют.     Например, я знал одну маленькую девочку Лялю, которая считала только до пяти. И то, как она считала? Она ...
И все-таки удивительно это — лес! Ели, сосны, ольха, дубы, осины и, конечно, березы. Как эти, что стоят отдельной семейкой на опушке: всякие — молодые и старые, прямые и кургузые, красивые и вовсе вроде бы не симпатичные на взгляд. Но почему-то сюда тянет. Тян...