Рассказ Записка на двери

минута на чтение

    Теперь мы шли друг за другом. Впереди бежал Уран. За ним шла Люська. Она вела его за ленточку. За Люськой тащилась я.
    Так мы дошли до дома № 8.
    Лифт не работал.
    Я не согласилась, чтобы Люська одна получала приличное вознаграждение, и стала карабкаться следом за ней на седьмой этаж.
    На двери висела табличка «Е. И. Сидоров». Под ней была приколота белая бумажка. На бумажке было от руки написано:
    Дорогой Степан Аркадьевич, извините, что Вас не дождался. Дочка заболела и просила меня приехать. Я пробуду у неё, пока она не поправится. Её адрес: Печорская, 13, кв. 12. Сделайте милость, зайдите ко мне туда. Буду Вам рад. Ваш Е. И.
    Мы потоптались на площадке. Молча спустились вниз. Люська на меня не смотрела.
— Ну, я пойду, — сказала Люська. — Мне ещё хлеба купить надо.
— Люсь, а как же я? Мне тоже домой пора.
— Ну, тогда пойдём вместе.
— Люсь, а как же Уран?
— Ну и что — Уран? Подумаешь, Уран! Что же нам теперь, с ним до самой ночи ходить, что ли?
— А что же нам с ним делать?
— Я же сказала — отпустим.
— И что с ним станет?
— Откуда я знаю, что с ним станет? Какое мне дело?
— Люсь, да ведь он же от голода умрёт! Ему без хозяев нельзя!
— Ну, мне пора, — сказала Люська. — Пока. — И она повернулась и пошла.
    А я осталась. Что мне было делать? Не бросать же Урана на улице? К тому же — самокат…
    И я решила ехать на Печорскую.


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

У бедной женщины была дочь Маша. Маша утром пошла за водой и увидала, что у двери лежит что-то завернутое в тряпки. Маша поставила ведра и развернула тряпки. Когда она тронула тряпки, из них закричало что-то: "Уа! уа!" Маша нагнулась и увидала, что это...
Через базарную площадь идет полицейский надзиратель Очумелов в новой шинели и с узелком в руке. За ним шагает рыжий городовой с решетом, доверху наполненным конфискованным крыжовником. Кругом тишина... На площади ни души... Открытые двери лавок и кабаков глядя...
Никто этому не верит. А пожарные говорят: — Дым страшнее огня. От огня человек убегает, а дыму не боится и лезет в него. И там задыхается. И ещё — в дыму ничего не видно. Не видно, куда бежать, где двери, где окна. Дым ест глаза, кусает в горле, щиплет в носу....
Писать даже маленькие рассказы — довольно трудное занятие. Хотя бы потому, что всё время нужно придумывать что-то совершенно новое, не повторять себя и то, что уже сделано другими. В основном, в этом и заключается трудность. Ведь во многих других специальностя...
И все-таки удивительно это — лес! Ели, сосны, ольха, дубы, осины и, конечно, березы. Как эти, что стоят отдельной семейкой на опушке: всякие — молодые и старые, прямые и кургузые, красивые и вовсе вроде бы не симпатичные на взгляд. Но почему-то сюда тянет. Тян...
Когда началась война, Коля Соколов умел считать до десяти. Конечно, это мало считать до десяти, но бывают дети, которые и до десяти считать не умеют.     Например, я знал одну маленькую девочку Лялю, которая считала только до пяти. И то, как она считала? Она ...