Сказка Ткач из Махиларопьи

4 минуты на чтение

    В городе Махиларопья, на юге Индии, жил ткач по имени Сагарадатта. Он умел ткать очень красивые ковры, но делал их слишком медленно — по одному ковру в год — и поэтому зарабатывал совсем мало денег.
    Однажды, когда Сагарадатта заканчивал ткать самый красивый ковер, у него сломался станок.
    Человек он был бедный и потому не стал долго сокрушаться на судьбу, а взял топор и пошел искать дерево покрепче для нового станка.
    Много деревьев осмотрел он, пока наконец не увидел высокий самшит, росший на самом берегу моря.
— Вот такое дерево мне и нужно! — обрадовался ткач.
    Но только успел Сагарадатта замахнуться топором, как вдруг услышал:
— Пощади это дерево, друг!
— Кто это со мной говорит? — удивился ткач.
— Это я, лесной волшебник. Самшитовое дерево — мой дом. Зачем ты хочешь срубить его?
    Сагарадатта очень испугался, но, вспомнив о своем поломанном станке, сказал волшебнику:
— Если я не достану хорошего дерева для нового станка, я не смогу закончить ковер и продать его. И тогда моей семье придется голодать. Лучше ты уходи в другое место, а я срублю этот самшит.
— Нет, это дерево ты не трогай! Мне здесь так хорошо! Ветер с моря дует прямо сюда, и потому даже в самый жаркий день мне прохладно. Лучше попроси у меня что хочешь, и я исполню твою просьбу, — предложил лесной волшебник.
    Сагарадатта подумал и сказал, что сначала пойдет посоветоваться с женой.
    По дороге ткач встретил знакомого цирюльника.
— Куда спешишь, друг? — спросил его цирюльник.
— Ах, не задерживай меня, пожалуйста! Я лесного волшебника покорил. Спешу к жене посоветоваться, что попросить у него.
— О, если так, попроси у него царство! Тогда ты станешь царем, а я твоим советником, и мы насладимся всеми радостями этого мира.
— Может быть, ты и прав, — ответил ткач, — но все же я пойду с ней посоветуюсь.
    С этими словами Сагарадатта поспешил к себе домой.
— Что нам попросить у лесного волшебника, милая? — спросил Сагарадатта у жены. — Мой друг цирюльник говорит: "Царство проси".
— Как же глуп твой цирюльник! Не слушай его! Разве ты не знаешь, что у царя нет истинных друзей, что жизнь его полна забот? Ведь его окружают лесть и предательство. Нет радости в такой жизни!
— Ты хорошо сказала, жена моя. Но что же мне тогда попросить?
— Что ты любишь больше всего, даже больше меня? Ткать свои узоры на ковре, не так ли?
— Да, да, ты права, моя милая!
— Все хвалят твою работу и с радостью покупают твои ковры. Но больше одного ковра в год ты не можешь выткать. Поэтому мы очень бедны. Вот ты и попроси у лесного волшебника такой станок, который делал бы ковров, сколько ты захочешь, и ткал бы на них самые красивые узоры. Сагарадатта согласился с женой и пошел к морю, где был дом лесного волшебника. Но чем дальше шел Сагарадатта, тем тяжелее становилось у него на сердце.
    "Ну что ж… ну, даст мне лесной волшебник чудесный станок, — думал он. — И ткать, и узор делать будет станок, а мне что же останется? Продавать ковры да деньги копить?"     И так ему горько стало, что, придя к лесному волшебнику, Сагарадатта сказал:
— Ничего мне от тебя не надо! Если не разрешаешь срубить это дерево, помоги починить мой старый станок.
— Будь по-твоему, — ответил лесной волшебник. — Я исполню твою просьбу.
    Как только Сагарадатта вернулся домой, он сразу же бросился к своему станку. Станок был в полной исправности. Сагарадатта принялся ткать и забыл обо всем на свете. Он ткал день и ночь, пока не закончил ковер. Не слышал он, как к нему подходила жена, не видел, как заходил в его дом цирюльник.
    Закончив работу, Сагарадатта долго смотрел на свой новый ковер, а потом вдруг рассмеялся и воскликнул:
— Кто поймет, как я теперь счастлив! Я мог бы стать царем — тогда у меня были бы богатства, много покорных рабов и льстецов, но ни одного истинного друга. Лесной волшебник мог сделать меня богачом, но тогда я бы лишился покоя от страха потерять свое богатство. Чье счастье сравнится с моим, когда я вижу прекрасные узоры моих ковров и слышу, как все хвалят мою работу!
    Много лет прожил ткач Сагарадатта. Богатства он так и не нажил, но слава о его искусстве пошла по всей стране, и даже после его смерти долго вспоминали в народе, какие красивые ковры умел делать ткач из Махиларопьи.


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Жил когда-то один царь.     Как-то раз, когда сидел он на троне, из дальних стран пришел к нему посланец другого царя. Ничего он не сказал, молча провел мелом черту вокруг царского трона и молча стал поодаль.     Ничего не понял царь. Спросил он: — Что все это...
Слушай сказку подводного мира — сказку о трёх чудесах. Но хоть она и сказка, она в то же время и правда. Тут уж ничего не поделаешь: ведь в подводном мире всё не так, как у нас на земле. И сказка там — правда.     Вместо лёгкого воздуха там вода. Небо там пло...
На море на океане, на острове Буяне есть бык печеный. В одном боку у быка нож точеный, а в другом чеснок толченый. Знай режь, в чеснок помалкивай да вволю ешь. Худо ли?     То еще не сказка, а присказка. Сказка вся впереди. Как горячих пирогов поедим да пива ...
Пришла старуха и стала сказывать про деревенское раздолье: про ключи студеные, про луга зеленые, про леса дремучие, про хлебы хлебистые да про ярицу яристую. Это не сказка, а присказка, сказка будет впереди.     Жил-был в селе мужичок, крестьянин исправный, и ...
В давние времена осел, как рассказывает сказка, пел получше тенора.     Однажды собрались все звери на совет, и лев, который был у них царём, спросил: — Кто из вас самый красивый? — Я, йя! — сразу же закричал осёл. — Хорошо, ты самый красивый. А кто же самый с...
Было оно или не было, правда ли то или нет,- послушаем лучше, что сказка сказывает.     Ну так вот. Прилетел в один край страшный-престрашный змей. Вырыл себе среди леса у горы глубокую нору и лег отдыхать.     Долго ли отдыхал он, никто не помнит того, но как...