Рассказ Меня заперли

3 минуты на чтение

    Я проснулась, когда мамы уже не было. Я быстро поела и хотела выйти во двор. Но дверь оказалась закрытой на два замка. Итак, меня заперли. Прекрасно! Замечательно! Изумительно! Человеку десять лет, а его заперли. Ну прямо как кролика. Как мышку какую-нибудь… Человек в третьем классе учится! В третьем классе! Всё папе расскажу. Всё! Он бы никогда меня не запер! Ни за что на свете! Я ведь не разбойник. И не вор. Откуда я знала, что собака чужая?.. А милиционер этот — тоже хорош. Сразу жаловаться! Ни за что маме не прощу! Вот она придёт с работы, откроет дверь, а я как выскочу! Как запру её! И уеду к папе в командировку. А мама так и останется запертая.
    И Люську тоже запру… И почему так бывает? На одних все шишки валятся, а другим хоть бы хны. Меня заперли, а она гуляет. Её все любят — и мама, и папа, и бабушка, а меня — только папа. Даже бабушки у меня нет!.. И вообще, она такая милая, такая аккуратная и ещё какая-то… А я просто чудовище! Вот меня даже в клетку заперли!..
    Тут у меня защипало в глазах и потекло из носа. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, я открыла окно и села на подоконник. Люська увидела меня и сразу закричала:
— Люсь, выходи гулять!
— Я с предателями не гуляю!
— Это я предатель? Бессовестная! В чём я тебя предавала?
— Предавала, и всё. Не хочу с тобой разговаривать.
— Ну и не надо! Подумаешь какая! Я сама первая с тобой не хочу разговаривать.
    И она закричала:
— Павлик, выходи!
    Павлик вышел, конечно, с самокатом. Я стала за ними наблюдать. Люська подошла к Павлику и так нежненько сказала:
— Павлик, ну до чего же ты замечательно катаешься на самокате!
— Правда? — обрадовался Павлик.
— Провалиться мне на этом месте! Я бы так, как ты, ни за что не смогла бы прокатиться!
— Ну, может быть, и смогла бы, — сказал Павлик.
— Что ты, Павлик, ты даже не представляешь, какая я неспособная, — тяжело вздыхая, сказала Люська.
— Да ты сначала попробуй! — сказал Павлик.
    И Люська стала кататься на красном самокате.
    Она целых шесть раз обогнула двор и села на лавочку отдыхать.
    Вся раскрасневшаяся, она обмахивала себя рукой и как будто хотела мне сказать:
    «Вот посмотри, полюбуйся, какая я умная и хитрая! Захочу — ещё сто раз прокачусь!.. А ты так и будешь всю жизнь сидеть взаперти! Потому что ты — самая
    настоящая балда. И так балдой на всю жизнь и останешься!»
    Я так разозлилась, что стала нарочно с грохотом закрывать своё окно. И вдруг совершенно случайно я увидела, что под лавочкой, на которой сидела Люська, спит, свернувшись калачиком, какая-то собака.
    Я всмотрелась внимательнее. Нет, я не ошиблась, это был Уран! Самый настоящий Уран! Никакой не щенок. Взрослая хорошая собака.
— Люська! — закричала я и показала пальцем под лавку.
    Люська посмотрела под лавку и сразу всё поняла. Она нагнулась и стала гладить Урана. Уран потянулся, зевнул и вылез из-под лавки.
    Тогда Люська спокойненько вынула из косы длинную розовую ленточку и обвязала её вокруг Урановой шеи. Потом она взялась за кончик ленты и помахала мне рукой: мол, выходи.


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Марья Петровна сказала: — Принесите семян, кто какие хочет. Мы посеем их в своём саду.     Принесли ребята разные семена. — У меня подсолнухи! — кричит Катя. — У меня зёрнышки от яблок! — кричит Петя. — У меня финики! У меня тыква! У меня мак! — кричат другие...
Ребята сидели на брёвнышках под берёзами и разговаривали. — А у меня радость, — сказала Алёнка, — у меня новая лента, смотрите, какая — блестящая!     Она показала свою косу и новую ленту в косе. — У меня тоже радость, — сказала Таня, — мне цветные карандаш...
Через пять минут мотоцикл затормозил возле нашего дома.     Мама встретила меня вся в слезах! Но она не ругала меня. Нет-нет! Наоборот, она без конца целовала и обнимала меня. Просто не давала мне вздохнуть. — Я виновата перед тобой, — твердила мама. — Я не до...
Дикий зверь     У меня был приятель-охотник. И вот раз собрался он на охоту и спрашивает меня: — Чего тебе привезти? Говори — привезу.     Я подумал: «Ишь хвастает! Дай загну похитрей чего-нибудь» — и сказал: — Привези мне живого волка. Вот что.     Приятель ...
Я свою подметку каждый день по утрам пришивал, а к вечеру она у меня отваливалась. Как сапожник пришивает подошвы, что они долго не отлетают? Этот вопрос меня тогда очень интересовал. И ходить-то я старался осторожно, чтобы подошва эта раньше времени не отлета...
— У меня сейчас никак нельзя: мама увидит. — А у меня — бабушка дома. — Моя мама тоже скоро вернется. — Ребята, как же быть?     Аня, лепившая снежную бабу во дворе, так и замерла с поднятой лопаткой.     Откуда эти таинственные голоса? Никого не видно, говоря...