Рассказ Поздравляем наших мам

6 минут на чтение

    К нам во двор пришёл человек. В кожаном пиджаке. В кожаной кепке. В чёрных кожаных штанах.
    В руках он держал кожаный чемоданчик.
    Он подошёл к нам с Люськой и сказал:
— Девочки, скоро будет день Восьмого марта. Я надеюсь, вы помните, что это за день?
    Люська сказала:
— Конечно, помним! А что? Вы думали, мы забыли?
    А я сказала:
— Вы для того к нам во двор пришли, чтобы напомнить? А почему, дяденька, вы нам напоминаете? У вас что, работа такая?
    Этот кожаный дяденька засмеялся и сказал:
— У меня работа другая. Я работаю корреспондентом на радио. И если вы, девочки, хотите поздравить своих мам с Восьмым марта, то я запишу ваше поздравление на плёнку, и ваши мамы услышат его по радио.
    Мы с Люськой ужасно обрадовались!
— Давайте, — сказала Люська. — Записывайте. Я люблю выступать по радио. Чур, я первая!
    Я закричала:
— Фигушки! Всегда ты первая! Чур, первая я!
— Не ссорьтесь, — сказал корреспондент. — Она будет первая. — И показал на Люську.
    Мне стало очень обидно, потому что всегда она со своими разноцветными глазами первая.
    Я даже хотела уйти, но передумала. Во-первых, не так уж часто приходится выступать по радио, а во-вторых, я всё равно лучше Люськи поздравлю свою маму. Пусть не воображает, что у неё разноцветные глаза!
    Мы сели на лавочку.
    Корреспондент открыл свой чемоданчик, в нём оказался магнитофон.
— Вот сейчас я нажму на кнопку, — сказал корреспондент, — и ты расскажешь нам о своей маме. О том, кем она работает и как ты её любишь, а потом поздравишь её с праздником Восьмого марта. Поняла?
    Люська кивнула.
    Корреспондент нажал на кнопку, круги в чемоданчике завертелись, и Люська громко заговорила:
— Моя мамочка очень хорошая. Я очень люблю мою мамочку. Моя мамочка работает инженером на текстильной фабрике. Она очень умная и красивая. Она висит на доске Почёта, потому что её все уважают. Я поздравляю мою дорогую мамочку Валентину Ферапонтовну Косицыну с праздником Восьмого марта! Я желаю моей мамочке здоровья и счастья. И я желаю ей получить премию за первый квартал. А ещё я желаю счастья всем мамам на свете! И чтобы их дети учились только на "хорошо" и "отлично"!
— Стоп, — сказал корреспондент и нажал на кнопку.
    Круги остановились.
— Очень хорошо, девочка! — сказал корреспондент. — Как тебя зовут?
— Люся Косицына, — гордо сказала Люська.
— Та-ак… Люся Косицына… — записал корреспондент в записной книжечке.
— Ну, а теперь давай ты, — повернулся он ко мне. — Говори так же, как твоя подруга. Громко и отчётливо.
    Почему я должна говорить так же, как моя подруга? Да я в тысячу раз лучше скажу!
    Круги в магнитофоне завертелись, и я вдруг сказала хриплым шёпотом:
— Моя мамочка очень хорошая. Я очень люблю мою мамочку…
— Стоп, — сказал корреспондент. — Не волнуйся. Говори громко и отчётливо.
    Круги завертелись снова.
— Моя мамочка очень хорошая! — закричала я. — Я очень люблю мою мамочку!
— Стоп, — сказал корреспондент. — Зачем ты так кричишь? Говори потише… Начали!
— Моя мамочка очень хорошая, — сказала я. — Я очень люблю мою мамочку!
— Стоп, — сказал корреспондент. — Это уже было. Поздравь свою маму своими словами.
    У меня защипало в носу. Круги магнитофона стали вдруг расплываться перед глазами…
— Начали! — скомандовал корреспондент.
— Я очень люблю мою мамочку, — сказала я. — Моя мамочка очень хорошая…
— Веселей! — сказал корреспондент. — У тебя что, зубы болят?
    Чтобы не заплакать, я ущипнула себя за ухо и воскликнула:
— Я очень люблю мою мамочку! Моя мамочка очень хорошая!
— Что же ты остановилась? — сказал корреспондент. — Дальше…
    Я ущипнула себя за бок через карман пальто и сказала:
— Она работает кандидатом химических наук в институте мясо-молочной промышленности…
    Корреспондент кивнул: всё, мол, правильно.
— Кандидатом химических наук, — повторила я. — И каждый день ходит на работу. То есть моя мамочка не ходит, она ездит на работу на автобусе, а мы с Ураном остаёмся дома. Уран — это моя собака, и я его тоже очень люблю. Но мою мамочку я всё-таки люблю больше. Она такая хорошая, кормит меня по утрам винегретом, манной кашей… Только я манную кашу не очень люблю. Терпеть её не могу!
    Я увидела, как у корреспондента делаются круглые глаза.
— Да-да, я манную кашу ненавижу! Я говорю: "Мама, ну можно, я её не буду?" А она: "Ни за что! Ешь — и всё!" Я говорю: "Ну я же эту гадость видеть не могу!" А она: "Пока не съешь, не выйдешь из-за стола!" Не понимаю, почему нужно так мучить человека?! Вот Люську никогда так не мучают!
    У меня слёзы закапали из глаз. Я вынула платок, сморкнулась и вдруг вспомнила, что выступаю по радио! На весь свет жалуюсь на свою маму!
    А всё эта проклятая каша! Всякое соображение у меня отшибла!
— Ой, ну при чём тут каша! — закричала я. — Что она ко мне привязалась? Мамочка, ты не подумай, что я тебя не люблю! Я тебя всё равно люблю! Правда-правда! Честное слово! Да если хочешь, я эту противную кашу с утра до ночи буду есть! Только ты не сердись, ладно? А то, когда ты сердишься, у тебя лицо злое. Я всю жизнь буду кашу есть, только не сердись. Я так люблю, когда ты добрая! У тебя тогда такое лицо красивое и смех замечательный! Мы всегда с папой смеёмся, когда ты смеёшься. И ты, пожалуйста, никогда не болей, ладно? А то мы с папой прямо умираем, когда у тебя голова болит, так нам тебя жалко! А ещё…
— Хватит, — сказал корреспондент. — Спасибо, девочка.
    Жжикнула "молния", корреспондент закрыл свой чемоданчик.
— Честно говоря, никогда в жизни ещё не записывал такого поздравления, — сказал корреспондент.
— Вы фамилию мою забыли записать, — сказала я.
— А ты мне просто скажи. Я твою фамилию и так запомню. Ну, как твоя фамилия?
— Синицына Люся, — сказала я.
— Как я тебя понимаю, Синицына Люся! — сказал корреспондент. — Я тоже в детстве терпеть не мог манной каши… Ну, ладно. Пока, девочки. Большое вам спасибо.
    Он перекинул ремень от чемоданчика через плечо и ушёл.
    Восьмого марта я проснулась первая и сразу побежала включать радио. В шесть часов утра передавали "Последние известия", а нас с Люськой не передавали.
    И в семь нас не передавали.
    И в восемь.
    И в девять нас не передавали, и в одиннадцать, и в два…
    И настало тридцать две минуты четвёртого, и вдруг нас стали передавать!
    Сначала говорили про какую-то школу, где к Восьмому марта ученики шестого "Б" выпустили альбом с фотографиями всех мам и вокруг фотографий нарисовали всякие цветы. Вокруг одной мамы розы, вокруг другой — маки, вокруг третьей — незабудки, а вокруг других мам всякие другие цветы…
    А потом разные дети стали поздравлять по радио своих мам, и я подумала:
    "Вот, сейчас!.."
    И вдруг голос нашего знакомого корреспондента сказал:
— А сейчас свою маму поздравит школьница Люся Косицына.
    Я закричала:
— Мама! Мама! Иди сюда! За Люськой я тебя буду поздравлять!
    И мама прибежала из кухни, и мы вместе с ней слушали, как Люська говорила:
    "Моя мамочка очень хорошая. Я очень люблю мою мамочку. Моя мамочка работает инженером на текстильной фабрике. Она очень умная и красивая. Она висит на доске Почёта, потому что её все уважают. Я поздравляю мою дорогую мамочку Валентину Ферапонтовну Косицыну с праздником Восьмого марта! Я желаю моей мамочке здоровья и счастья, и я желаю ей получить премию за первый квартал. А ещё я желаю счастья всем мамам на свете! И чтобы их дети учились на "хорошо" и "отлично"!"
— Молодец, Люсенька, — сказала мама. — Очень хорошее выступление!
    Но я сказала:
— Тише! Тише! Вот сейчас!.. Сейчас!..
    И вдруг диктор сказал:
    "Дорогие друзья, наша передача окончена. Шлите письма по адресу: "Москва, Радио, редакция вещания для младших школьников…"
    Теперь вы понимаете, почему мы с Люськой поссорились снова!


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Сначала купили сразу две ёлки: одну ёлку — папа, другую — мама. Потом пришёл дядя Миша с ёлкой. Дядя Миша сказал: — Эх, какая досада! — Три ёлки нам ни к чему, — сказал папа. — Бог троицу любит, — сказала бабушка. — Бога нет, — сказал я. — Бесхозяйственность, ...
Когда мы с Мишкой были совсем маленькими, нам очень хотелось покататься на автомобиле, только это никак не удавалось. Сколько мы ни просили шофёров, никто не хотел нас катать. Однажды мы гуляли во дворе. Вдруг смотрим — на улице, возле наших ворот, остановился...
Есть такое растение — высокое, с красными цветами. Цветы эти собраны в большие стоячие кисти. Называется оно кипрей. Об этом кипрее я и хочу рассказать.     Прошлым летом я жил в маленьком городке на одной из наших полноводных рек. Около этого городка сажали ...