Рассказ Пёрышко

минута на чтение

    У Миши было новое перо, а у Феди старое. Когда Миша пошел к доске, Федя обменял свое перо на Мишино и стал писать новым. Миша это заметил и на переменке спросил:
— Зачем ты взял мое перышко?
— Подумаешь какая невидаль — перышко! — закричал Федя. — Нашел чем попрекать! Да я тебе таких перьев завтра двадцать принесу.
— Мне не надо двадцать! А ты не имеешь права так делать! рассердился Миша.
    Вокруг Миши и Феди собрались ребята.
— Жалко перышка! Для своего же товарища! — кричал Федя. — Эх ты!
    Миша стоял красный и пытался рассказать, как было дело:
— Да я не давал тебе... Ты сам взял... Ты обменял...
    Но Федя не давал ему говорить. Он размахивал руками и кричал на весь класс:
— Эх ты! Жадина! Да с тобой никто из ребят водиться не будет!
— Да отдай ты ему это перышко, и дело с концом! — сказал кто-то из мальчиков.
— Конечно, отдай, раз он такой... — поддержали другие.
— Отдай! Не связывайся! Из-за одного пера крик подымает!
    Миша вспыхнул. На глазах у него показались слезы.
    Федя поспешно схватил свою ручку, вытащил из нее Мишино перо и бросил его на парту.
— На, получай! Заплакал! Из-за одного перышка!
    Ребята разошлись. Федя тоже ушел. А Миша все сидел и плакал.


Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Вы умеете делать "секретики"?     Если не умеете, я вас научу.     Возьмите чистое стёклышко и выройте в земле ямку. Положите в ямку фантик, а на фантик — всё, что у вас есть красивого.     Можно класть камень,     осколок тарелки,     бусину,   ...
В одной деревне жила девушка Марыля. Ростом удалась она маленькая, вот все и звали ее не Марылей, а Марылькой. И силы было в ней, что у того комара.     Посмеиваются над ней подружки. "На тебя, говорят, парень как дунет, ты и взлетишь, как перышко!" ...
Жил-был старик, у него было три дочери: старшая и средняя — щеголихи, а младшая только о хозяйстве заботилась. Собирается отец в город и спрашивает у своих дочерей: которой что купить? Старшая просит: — Купи мне на платье! И средняя то же говорит: — А тебе что...